Закон і Бізнес


В делах о преступлениях против адвокатов есть тенденция – отсутствие обвинительных актов


.

17.01.2024 11:42
1146

В течение 2023 года по информации о преступлениях против адвокатов было открыто 100 уголовных производств. Впрочем, ни одно не было передано в суд с обвинительным актом, ни одному лицу не было объявлено о подозрении.


Об этом сообщает «Закон и Бизнес» со ссылкой на НААУ.

Подобное может свидетельствовать о негласном саботаже со стороны органов и досудебного расследования. К такому выводу пришли в комитете НААУ по вопросам уголовного права и процесса по итогам анализа Единого отчета Офиса Генпрокурора об уголовных правонарушениях за январь-декабрь 2023 года (скачать документ можно по ссылке).

Раздел XVIII «Уголовные правонарушения против правосудия» Уголовного кодекса содержит четыре состава преступлений, объект которых связан с адвокатской деятельностью, а именно:

ст.397. Вмешательство в деятельность защитника или представителя;

ст.398. Угроза или насилие в отношении защитника или представителя;

ст.399. Умышленное уничтожение или повреждение имущества защитника или представителя;

ст.400. Посягательство на жизнь защитника или представителя лица в связи с деятельностью, связанной с предоставлением правовой помощи.

Согласно отчету, который составляется в соответствии с приказом Генпрокурора от 30.06.2020 №299 «Об утверждении форм единой отчетности о состоянии уголовной противоправности», за 12 месяцев 2023 года в Единый реестр досудебных расследований была внесена информация о 100 преступлениях против адвокатов и адвокатской деятельности, в том числе: 77 – по статье вмешательства в деятельность; 20 – об угрозах или насилии; 3 – по уничтожению или повреждению имущества.

При этом с учетом производств предыдущих лет в суд с обвинительным актом не было направлено ни одного дела. Также, согласно официальной статистике, в течение года не было ни одного сообщения о подозрении в совершении уголовного правонарушения.

В то же время 67 дел правоохранители закрыли из-за отсутствия происшествия уголовного правонарушения, отсутствия в деянии состава уголовного правонарушения и по другим основаниям в соответствии с ч. 1 ст. 284 Уголовного процессуального кодекса.

К концу прошлого года не было принято решение об окончании или остановке производства по ста делам.

«Потерпевшими в данных случаях становятся адвокаты, являющиеся специалистами в области права, поэтому оформляют заявления об уголовных правонарушениях и фиксируют доказательства должным образом, – обращает внимание председатель комитета НААУ по вопросам уголовного права и процесса Анжелика Моисеева. – Но даже несмотря на обращение органов адвокатского самоуправления в прокуратуры всех уровней, органы досудебного расследования фактически избегают расследования уголовных правонарушений, совершенных против процессуальных оппонентов».

В комитете это объясняют в том числе тем, что львиная часть уголовных правонарушений против адвокатской деятельности осуществляется именно во время следственных (розыскных) действий в уголовном производстве, в первую очередь во время обысков, а также при задержании лица в уголовном производстве. Следовательно, подобные действия часто совершаются следователями и оперативными работниками органов досудебного расследования, а их коллеги, осуществляющие расследование уголовных правонарушений против адвокатской деятельности, фактически саботируют расследование.

«Следует также понимать, что у адвокатов отсутствуют полномочия, позволяющие обязать орган досудебного расследования сообщить лицу о подозрении или составить обвинительный акт. Следовательно, качество всех процессуальных решений в полной мере зависит от стороны обвинения, - говорит Моисеева. – И все это дает основания говорить о негласном саботаже со стороны органов и досудебного расследования в части обеспечения гарантий адвокатской деятельности имеющимися уголовно-правовыми средствами».

Закон і Бізнес