Закон і Бізнес


В Минюсте разграничили поведение служащего в оккупации


.

25.04.2022 13:28
4347

Руководителям или другим чиновникам временно оккупированных городов можно не беспокоиться в том случае, если они не предпринимали никаких действий, упростивших русским войскам вход на территорию.


Об этом в интервью Укринформу заявила заместитель министра юстиции Валерия Коломиец, комментируя Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты (об установлении уголовной ответственности за коллаборационную деятельность)».

Чиновник объяснила межу, пересекая которую служащий становится коллаборантом: коллаборант – это тот, кто сотрудничает или возглавляет органы какой-то вновь квазиреспублики. Если же человек даже в оккупации просто продолжает надлежащим образом выполнять свои обязанности, возложенные на него государством Украина, – здесь речь идет о коллаборационизме. Коллаборация – это умышленная деятельность, когда человек фактически делает все, чтобы взорвать суверенитет государства, и в том числе – получить из этого какую-то выгоду.

«Если человек действительно не имел возможности уехать из своего города или села, которое сейчас оказалось под незаконной блокадой российской федерации, то логично, что, если он не причастен к захвату территории, не осуществляет активную передачу россии документов, имущества и всего остального, что принадлежит Украине, она просто заложник этих трагических обстоятельств», – отметила В.Коломиец.

Это касается не только городских председателей и госслужащих, но и, например, работников коммунальных служб, даже в условиях оккупации продолжающих работать и поддерживать жизнеобеспечение украинских населенных пунктов.

«Люди выполняют свои обязанности. Коммунальщики де-факто решают: либо продолжить работать, либо встать и уйти, полностью остановив обеспечение жизнедеятельности города, который частично уже разгромлен и имеет много проблем с водой, с электроэнергией и другими вещами. Мы не можем говорить, что оказавшиеся в оккупации люди в чем-то виноваты, потому что не перестали выполнять свои обязанности. Об этом речь в Законе совершенно не идет. Речь идет о людях, которые, имея возможности, предпринимают активные действия для захвата территорий, и в том числе сотрудничают с оккупантом, чтобы еще получить какие-то должности. Среди прочего также передают ему материальные ресурсы», – объясняет заместитель Министра юстиции Украины.

Что касается педагогов на временно неподконтрольной украинским властям территориях, – они тоже могут продолжать выполнять свои обязанности, если будет такая возможность. Но при этом важно называть вещи своими именами: в Украине – война. Осуществление гражданином нашего государства пропаганды в учебных заведениях с целью содействия осуществлению вооруженной агрессии против Украины, установлению и утверждению временной оккупации, избеганию ответственности – это коллаборационизм. То есть, когда действия человека направлены на стандарты образования, которые насаждают в учебных заведениях государства-агрессора.

«Педагоги сами несут ответственность за свои действия, и, если они начнут вести пропаганду в учебных заведениях, рассказывать, что, мол, никакой оккупации нет, то, конечно, нарушат закон. У каждого есть выбор. Опять же, в оккупации ты можешь уволиться из школы, если тебя принуждают преподавать по российской программе (в этом случае, если человек предупредил управление образования, за ним сохраняется место работы и заработная плата), или, оставаясь там, числиться как преподаватель, но не выходить на эту работу», – объясняет замглавы украинского Минюста.

Кроме того, Валерия Коломиец добавила, что если оккупационные власти в некоторых городах начнут введение «рублевой зоны», – рабочие, которые, чтобы выжить, вынуждены будут получать зарплату в рублях, не будут считаться коллаборационистами. Они ведь ничего противозаконного не делают, целостность Украины и нашу независимость не подрывают. Они – заложники этих трагических обстоятельств.

Закон і Бізнес