Закон і Бізнес


Підбурювання до насильства

Відсутність системи ідентифікації поліцейських та відмова у доступі до розслідувань порушують ст.2 конвенції


Унаслідок зіткнень у Кишиневі було поранено близько 50 демонстрантів та 270 поліцейських, 300 людей затримано.

15.06.2022 12:31
ЛЕВ СЕМИШОЦЬКИЙ
1395

Застосування сили для розгону демонстрантів часто закінчується трагічно. І недостатньо просто оголосити загиблого героєм. Держава зобов’язана провести ретельне розслідування та встановити як винних у насильстві, так і тих, хто цьому потурав.


Аресты без разбора

В апреле 2009 года в Молдове прошли всеобщие выборы. Согласно объявленным результатам победу с небольшим перевесом одержала правящая Коммунистическая партия Молдовы. Однако на различных онлайн-форумах высказывались предположения о фальсификациях.

Сначала несколько сотен молодых людей собрались в центре Кишинева, а на следующий день в протесте приняли участие около 5000—6000 человек. Хотя демонстрация изначально была мирной, несколько сотен участников постепенно перешли к насилию.

После нападений и забрасывания камнями, которые встретили очень слабое сопротивление полиции, около 250 воинствующих демонстрантов смогли захватить нижние этажи президентского дворца и зданий парламента. Они разграбили эти этажи и подожгли столовую. Ночью в здании парламента вспыхнуло несколько пожаров.

Тогда подразделения полиции и спецназа начали операцию, направленную на восстановление общественного порядка. Однако, как установила парламентская комиссия, была применена чрезмерная сила, и все, кто еще находился на главной площади, были арестованы, независимо от того, были они причастны к насильственным действия или нет.

Задержания продолжались несколько дней. В СМИ показывали видеозаписи арестов и избиений молодых людей как полицейскими в форме, так и сотрудниками в штатском.

Труп в багажнике

Валериу Бобок оказался вместе с другими протестующими в окружении полиции. Им приказали лечь на землю, после чего начали избивать. В течение нескольких дней родственники В.Бобока ничего не знали о его судьбе. Той же ночью его тело было обнаружено возле больницы скорой медицинской помощи.

По свидетельству врача Б.В., работавшего в больнице, он и его коллеги ехали на машине скорой помощи, когда их остановил сотрудник милиции в форме и попросил помочь пациенту. Они подошли к припаркованной неподалеку машине, в багажнике которой находился труп мужчины. Они доставили тело в больницу и сообщили в полицию.

Согласно первоначальному медицинскому заключению, В.Бобок умер от отравления неизвестным ядовитым веществом. Соответствующее заявление разместили на официальном сайте Генеральной прокуратуры страны.

В отчете судебно-медицинской экспертизы отмечено, что точную причину смерти установить не удалось, учитывая отсутствие информации об обстоятельствах, наличие незначительных телесных повреждений на теле и менее серьезные проблемы с сердцем вкупе с наличием алкоголя в крови. Причиной смерти названа острая сердечно-сосудистая недостаточность, вызванная применением силы к рефлексогенным участкам горла.

После многочисленных жалоб, под давлением неправительственных организаций и Европейского Союза, прокуратура согласилась на эксгумацию тела. В новом отчете отмечено, что у В.Бобока были травмы головы, шеи, грудной клетки, живота, нижней части тела и конечностей. Травмы были нанесены незадолго до смерти, что и явилось ее причиной. В отчете также установлено отсутствие какого-либо токсического вещества в организме.

Виновные и оправданные

В ходе расследования адвокаты выявили нескольких свидетелей и просили их заслушать. Один из них показал, что парня пинали и били полицейскими дубинками и ружьями. Другой заявил, что видел, как В.Бобока сначала ударил один из офицеров спецназа в балаклаве.

Адвокаты обратились в Генпрокуратуру за информацией о том, установлены ли лица, убившие В.Бобока. Также они потребовали привлечь к ответственности не только тех, кто совершил убийство, но и должностных лиц, которые руководили операцией. Они запросили для просмотра все видеозаписи тех событий.

Один сотрудник полиции (И.П.) — первый, кто ударил В.Бобока — был идентифицирован по кадрам с камеры наблюдения и по показаниям свидетелей. Его обвинили в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего. Дело в отношении него было выделено в отдельное производство. После этого ни родители, ни жена В.Бобока уже не имели доступа к каким-либо материалам основного расследования.

В декабре 2013 года И.П. был оправдан. Он свидетельствовал в суде, среди прочего, что его начальник приказал ему арестовать протестующих любой ценой, при необходимости применяя силу, вплоть до жестокого обращения. Кишиневский апелляционный суд отменил это решение и признал И.П. виновным, приговорив его к 10 годам лишения свободы. Но к тому моменту тот выехал из страны и был объявлен в международный розыск.

В результате другого расследования бывшему министру внутренних дел Г.П. и бывшему начальнику полиции г.Кишинева В.Б. было предъявлено обвинение в халатном исполнении своих обязанностей. В 2015 году оба были оправданы вступившим в законную силу приговором Верховного суда.

В апреле 2010-го В.Бобок был посмертно награжден медалью «Орден Республики». Еще через 2 года родители В.Бобока получили по 5000 молдавских леев компенсации, а его жена — 7000 леев.

Отстранение от расследований

Такая компенсация за смерть сына и мужа, разумеется, не удовлетворила семью. Они обратились в Европейский суд по правам человека, жалуясь на недостаточное расследование обстоятельств смерти В.Бобока.

В решении от 7.06.2022 по делу «Boboc and others v. the Republic of Moldova» Суд отметил, что расследование началось незамедлительно, в день обнаружения тела. Однако такой важный элемент как просмотр видеозаписей, прошел спустя год — без объяснения причины.

Также отмечается, что основное расследование длилось примерно 4 года, пока не было приостановлено в 2013 году.

Заявители просили привлечь к ответственности всех виновных в смерти В.Бобока, включая тех, кто направил полицию и спецназа против демонстрантов. Тем не менее, суды отказали заявителям в участии во всех соответствующих расследованиях, кроме расследования в отношении И.П.

Кроме того, из документов в деле следует, что в отношении единственного расследования (в дополнение к расследованию в отношении И.П.), дошедшего до стадии судебного разбирательства, заявителям не только было отказано в какой-либо дееспособности, но им не было разрешено выступить в суде. Это, как подчеркнул Суд, противоречит обязательству сделать расследование доступным для семьи потерпевшего.

Далее отмечено, что, несмотря на показания нескольких свидетелей, следователи не смогли установить личности других офицеров, участвовавших в избиении В.Бобока, поскольку они были одеты в балаклавы. Также очевидно, что не использовались никакие средства идентификации, что препятствовало привлечению каждого офицера спецназа к ответственности за его действия.

ЕСПЧ и ранее высказывал обеспокоенность по поводу инцидентов с участием сотрудников полиции в масках, а также по поводу того, что такие сотрудники не были идентифицированы и допрошены (см., например, решение от 17.07.2007 по делу «Kučera v. Slovakia», от 28.07.2009 по делу «Rachwalski and Ferenc v. Poland» и др.).

Кроме того, не было предпринято никаких попыток найти и допросить офицера об обстоятельствах, при которых он оказался у больницы скорой помощи с телом потерпевшего в багажнике.

Без страха перед последствиями

В целом Суд согласен с заявителями в том, что настоящее дело не может касаться только действий конкретных сотрудников, таких как И.П. Его обязательно следовало рассматривать с точки зрения планирования и контроля за полицейской операцией.

Как отмечено в решении, материалы дела, касающиеся смерти В.Бобока, показывают, что офицеры, как в форме, так и в штатском, с масками или без них, устраивали неспровоцированные избиения демонстрантов в самом центре столицы, на виду у многочисленных зевак, зная о камерах видеонаблюдения. Такое поведение, по мнению высоких судей, означает отсутствие какого-либо страха перед последствиями за такие действия. Это, в свою очередь, поднимает вопрос о роли руководства различных государственных органов в событиях апреля 2009 года, а также о том, как планировалась и осуществлялась операция.

Однако позиция властей свелась к тому, что такие вопросы не имеют значения для полного расследования смерти В.Бобока. Поэтому Суд считает, что власти воспрепятствовали участию заявителей в решении одного из основных вопросов, касающихся смерти их родственника, а именно официальной терпимости или даже подстрекательства руководства к поведению, которое привело к смерти В.Бобока.

ЕСПЧ считает, что ввиду необъяснимых задержек в решении важных вопросов, таких как просмотр видеозаписей событий и рассмотрение дела в целом, отсутствие системы постфактумной идентификации сотрудников в масках, а также полный отказ в доступе к расследованиям, кроме расследования, касающегося И.П., власти не обеспечили эффективного расследования всех аспектов смерти В.Бобока.

Соответственно, имело место дальнейшее нарушение ст.2 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод в ее процессуальном аспекте.

Теперь государство обязано выплатить родственникам погибшего €50 тис. за причиненный моральный вред, а также €7000 в покрытие судебных расходов.

А для властей всех стран-участниц конвенции это решение — еще один ориентир в отношении того, как следует реагировать на акции протеста, а главное — как их расследовать и выявлять виновных.

Закон і Бізнес