Закон і Бізнес


Денис Невядомский:

Украина превратилась в лабораторию для экспериментов с судебной властью


Денис Невядомский - президент Всеукраинской Ассоциации судей в отставке

3575

Проект судебной реформы, предложенной Офисом простых решений и результатов, содержит противоречия Основному Закону, грешит авантюризмом и аматорством, а попытка его воплощения в жизнь - системным коллапсом судебной власти.


Как судья в отставке позволю себе проанализировать проект новой судебной реформы «без гнева и предубеждения». Есть такая старая поговорка: лучше с умным потерять, чем с дураком найти. Это в полной мере касается и проекта новой «всеосяжной» судебной реформы. 

Несмотря на то, что несколько прогрессивных идей в ней заложены, но главные концепции являются ошибочными:

1. Создание единого контролирующего и карательного  органа, который будет состоять из  иностранцев и местных шуцманшафтов.

Цель очевидна и она нелегитимна: внешний контроль над национальной судебной системой.  Кроме того, смысл эффективного общественного контроля именно в том, что этот контроль должен быть многовекторным и многоуровневым, что, в свою очередь» позволит функционировать системе сдержек и  противовесов и предотвратит возможность концентрации власти над судебной системой в одних руках. То есть, цель нелегитимна.    

2. Ликвидация одних спецсудов для создания других.

Как правило, это делается только для смены кадрового состава судей, то есть очередной кадровый коллапс, обилечивание, субъективизм, создание нового квазисообщества судей, лично обязанных действующей власти. А значит, новый  удар по единому статусу судей, и ярлык-маркер «правильного» и «неправильного» судьи («судьи Януковича», «судьи Порошенко», «судьи Майдана», теперь, вот, и «судьи Зеленского»). А единый статус судей, согласно статьи 126 Конституции Украины, между прочим, ключевая составляющая судейской независимости от недобросовестного влияния иных ветвей власти. При этом, опять предлагается оставить неконституционный ВАкС, создать уже существующий в иной форме Высший админсуда и на вершину этой неконституционной судейской пирамиды водрузить некий «суперсуд» с непонятными полномочиями и неопределённой компетенцией. Напомню, что согласно части шестой статьи 125 Конституции Украины - создание чрезвычайных и особенных судов запрещено. Цель противоречит Конституции, а значит - нелегитимна.

3. Просматривается аналогия этого «суперсуда» с ВС США, что звучит оптимистично, но там прецедентное право и решения ВС США и являются наполнением Конституции США, содержащей лишь главные тезисы государственного устройства.

 У нас система права континентальная и для перехода на англо-саксонскую (прецедентную) необходима не локальная реформа судебной системы, а переучреждение всей государственной системы власти и всей системы общественных отношений. Проще говоря, переучреждение государства.   Это системная, научно обоснованная и трудоемкая работа, а не лихорадочные всплески  мозговой активности «профессиональных реформаторов», понятия не имеющих о Конституционном праве.  Я считаю, что «пробовать», как сказал главный спикер судебной реформы, лучше на ком-то другом. На Сакартвело, на кошках. Не на украинцах. Мы и так давно превратились в подопытных мышей для всех без исключения экспериментов. Без смены государственной и общественной системы, переучреждения государства на новых принципах и новом социальном договоре все эти реформы приведут только к ещё большему коллапсу, потраченным миллиардам, сломанным судьбам и полной утрате субъектности.

4. «Тотальное недоверие судебной системе».

Да, недоверие есть. Но при ордынской системе государственной власти, доставшейся нам в наследие от российской империи и Советского Союза, гражданин и государство являются непримиримыми врагами и их цели диаметрально противоположны. Цель власти - контроль и диктат. Цель гражданина - сопротивление и разрушение. Таким образом, говорить о каком-либо доверии между государством и гражданином при такой системе смешно. Граждане ненавидят государство в его любой форме и любую его ветвь. Разница в том, что судебная власть является самой слабой из трёх, не имеет доступа к бюджету, силового блока и собственных СМИ. Именно поэтому судебная власть подвергается постоянному шельмованию и давлению со стороны исполнительной и законодательной властей. Формы этого влияния разные: от государственных взяток в форме космических зарплат судьям высших  судов, до переоценивания и увольнения. Такого влияние за 30 лет привело только к отрицательному отбору и тому самому «тотальному недоверию»: украинские судьи - люди со своими интересами и страхами, понимающие суть Системы и расплату за неподчинение ей. Интересов граждан, понятное дело, во взаимоотношениях власти и граждан здесь нет. Власть просто использует граждан как торпеду для загона судебной власти в стойло.

5. Проблема отсутствия иностранных инвесторов в Украине.

Вина в этом принадлежит судебной системе далеко не в первую очередь. Это навязанный внешними выгодополучателями нарратив. С их помощью мы уже получили неконституционные антикорсуд и ВС без Украины. А также кадровый коллапс. И все равно инвесторы так и не пришли (транснациональные спекулянты не в счёт). Дело в том, что инвесторы придут в ту страну, в которой вооруженные банды не штурмуют суды и власть не имеет такого влияния на судей. Это и есть важная составляющая национальных мер стимулирования, что подтвердил отчёт  Компании Ernst & Young,  опубликовавшей рейтинг инвестиционной привлекательности стран Европы. Возглавила рейтинг Франция. Россия под санкциями - девятая. Турция - десятая. Словакия - 19я. Украина даже в двадцатку не вошла. Главным фактором при принятии инвестрешений назван объем и эффективность национальных мер стимулирования. Коррупция и судебная система в десятку ключевых факторов для принятия инвестрешений не вошли. Так вот, инвесторы никогда не придут в страну-конфликт.

Все 30 лет судебную систему «реформировали» и ни разу не было никакого толку. Может дать людям просто поработать или «нас не сбить с пути - нам пофигу куда идти»? Вопрос, конечно, риторический.

Закон і Бізнес