Закон і Бізнес


По законам сопромата

Оппозиции не удается создать хотя бы видимость влияния на политическую ситуацию в стране


Власть и закон, №24 (959) 12.06—18.06.2010
2612

В Украине происходит изменение формата отношений бывшей власти с властью нынешней. Одни оппозиционеры предпочитают до поры до времени не высовываться, стараясь все же наладить хотя бы видимость диалога. А другие, пытаясь не растерять электорат и опасаясь за свое будущее даже на ближайших выборах, открыто вступают в конфликт. Чем вызывают у власти не просто раздражение, а непреодолимое желание поставить строптивцев на место.


Испытание на прочность

С увеличением активно¬сти оппозиции прямо пропорционально повышается и давление на нее со стороны власти. Такая себе теормеханика вкупе с (ух, как вздрогнут бывшие студенты!) сопроматом.
Давление оказывают прежде всего на самую непримиримую оппозиционерку, к слову, не раз побывавшую на вершине власти и вновь к ней стремящуюся. Власть словно испытывает экс-премьера на прочность.
Так, недавно возникло «дело о миллиарде» — речь идет о средствах из Резервного фонда, правомерно и законно ли они использовались — решат международные аудиторы, проверяющие деятельность Правительства Юлии Тимошенко. Действия в отношении «пламенной революционерки» можно было бы охарактеризовать (памятуя о событиях вокруг российско-грузинского конфликта 2008 года) как принуждение к миру.
Судя по всему, власть не собирается делать ей подарок в виде возможного лишения свободы, дабы не допустить формирования у общественности образа мученицы за идею, да еще в преддверии выборов (сначала мест¬ных, а затем, вполне возможно, и парламентских). Скорее всего, достаточно будет судебного вердикта, который позволил бы объявить Ю.Тимошенко виновной и одновременно оставить ее на свободе. С юридической точки зрения речь может идти, в частности, об условном сроке либо об амнистии. Таким образом, не исключено, что к старту ближайшей избирательной кампании Ю.Тимошенко может иметь непогашенную судимость, что лишит леди Ю. возможности участвовать в выборах.
В БЮТ отлично понимают такие нерадостные перспективы. И, не веря в поддержку широких масс в обозримом будущем, уже собираются пожаловаться на притеснения мировому сообществу. Как рассказал заместитель главы фракции БЮТ Андрей Кожемякин, его политсила намерена обратиться в Европейский суд по правам человека с требованием остановить «политические репрессии» и в ПАСЕ, чтобы созвать сессию для рассмотрения вопроса о нарушении прав украинской оппозиции в регионах.

Тихая заводь оппозиции

Но ведь помимо экс-премьера есть и другие оппозиционные политики, еще недавно пребывавшие на вершинах власти и конкурировавшие с Виктором Януковичем в президентской гонке. Речь идет о Викторе Ющенко и Арсении Яценюке. Если второй еще как-то соприкасается с электоратом через СМИ, то о первом пока ничего не слышно. Может, люди не видят в них лидеров реальной оппозиции? Не исключено.
Не столь агрессивную, как у БЮТ, но все же достаточно радикальную позицию (опять-таки с думой о предстоящих местных и парламентских выборах) предпочитают занимать и члены партии «За Украину!». Ее лидер Вячеслав Кириленко так и заявил, что отказ власти от диалога с оппозицией провоцирует гражданское противостояние. И подчеркнул, что власть должна представлять интересы всего населения страны, и если часть общества не воспринимает те или иные инициативы, то с таким мнением тоже необходимо считаться. Как будто с мнением «остальной части» считалась предыдущая власть!
«Заукраинцев», конечно, трудно заподозрить в симпатиях к Ю.Тимошенко, и вряд ли они смогут с ней объединиться. Но, как сочли во власти, метод, так сказать, принуждения к миру, можно применить и к ним.
Ответы на вопросы, снимут ли неприкосновенность с нардепов-«хулиганов» Андрея Парубия и Юрия Грымчака, привлекут ли их к уголовной ответственности, связаны со многими факторами, прежде всего — с позицией и действиями «заукраинцев». Насколько они готовы, следуя примеру Ю.Тимошенко, на радикальные шаги в противостоянии с властью?
«У меня складывается впечатление, что неприкосновенность с Парубия и Грымчака снять могут — на это есть установка сверху, — рассуждает, например, политолог Владимир Фесенко. — Но я сомневаюсь, что наказание произведут в полном объеме. Наверняка ограничатся снятием неприкосновенности, может быть, условным сроком — на нары никого не посадят. Речь идет об очень важном прецеденте, дальше могут пойти другие, и степень ответственности может быть более серьезной...»
Другой вариант — символический «размен», когда оппозиция будет настаивать на параллельной постановке вопроса об ответственности депутатов от Партии регионов, которые также принимали активное участие в событиях в зале под куполом. Для оппозиции есть два варианта: либо защищать своих до последнего, либо организовать своеобразный «размен», но не в плане наказания для своих и для чужих, а для того, чтобы «регионалы» пошли на уступки. И дальнейшая судьба этого дела зависит не столько от оппозиции, столько от власти.
С В.Фесенко согласен и другой политолог — Вадим Карасев: «Подтекст событий таков: Партии регионов сегодня нужна послушная — хотя это будет называться «законопослушная» — оппозиция, даже не конструктивная, а скорее декоративная, которая бы не мешала, поменьше шумела и вообще знала свое место. Как только будет решен вопрос послушной, тихой и невлиятельной оппозиции, будет решен вопрос тихого парламента, который нужен власти до 2012 года, чтобы на новых выборах получить устраивающий ее результат...»
Здесь решается как бы и вторая задача: утихомиривание (то есть превращение и в послушную, и в мирную) уличной оппозиции.

«Авторитарная стабильность»

Власть может оставить улицу Олег Тягныбоку и частично Ю.Тимошенко. Если приравнять деятельность оппозиции к национализму и наделить ее другими определениями, например национал-радикальная и т.д., то тем самым решается вопрос дискредитации оппозиции и ее влияния, ведь оппозиция сама себя маргинализирует, что как раз и нужно власти. Таким образом, власть получит полную свободу действий — как в парламенте, так и за его пределами.
Пострадавшие депутаты не будут выглядеть ни мучениками, ни героями. Для того чтобы они стали таковыми, надо иметь неавторитетную, деморализованную власть и «духоподъемную» оппозицию. Тогда любое действие власти против оппозиции делает объектов атак героями.
Сейчас у нас противоположная ситуация: власть на подъеме, а оппозиция в кризисе. Герои-мученики были возможны в 2000 году, потом частично — в 2004-м, а нынче на дворе 2010-й. Повторить путь Андрея Шкиля или Ю.Тимошенко сейчас почти невозможно, нужно искать иные ходы для оппозиционной деятельности и оппозиционного героизма...
«Шумом-гамом, яйцами и «дымовухами» сегодня от власти добиться ничего нельзя. Еще хуже то, что таким путем нельзя добиться авторитета для оппозиции и в обществе. Общество устало от драк, скандалов и тупой прямолинейной оппозиционности», — подчеркивает В.Карасев.
Похоже, что после 5 лет правления В.Ющенко и Ю.Тимошенко, пришедших на смену, возможно, авторитарным, но стабильным временам Леонида Кучмы, к власти в Украине возвращается аналогичная «авторитарная стабильность», но в новых реалиях...
Нынешняя власть не очень-то жалует оппозицию, мешающую ей жить и править. А тем более таких вот «несогласных трансформеров» — не конструктивных, стремящихся к диалогу с властью, а разрозненных и хаотично-агрессивных.
Сопромат, да и только!

Вадим ВЛАДИМИРОВ

Опрос «З&Б»

Как обеспечить журналистам свободу слова?

О том, что в Украине ухудшилась ситуация со свободой слова, заявляют как отечественные представители масс-медиа, так и международные организации. В частности, члены организации «Репортеры без границ» обеспокоены тенденцией к сворачиванию свободомыслия, а также многочисленными случаями запугивания журналистов и препятствования их профессиональной деятельности. Как не допустить нарушения права свободно выражать свои мысли, выясняла у народных избранников корреспондент «ЗиБ».

Валерий БАРАНОВ, фракция БЛ:
— Для обеспечения соблюдения свободы слова необходимы соответствующие усилия и желание как со стороны власти, так и со стороны представителей масс-медиа. Послед¬ние, по моему мнению, должны отличать свободу слова от подачи неправдивой информации. Если журналист написал неправду, он должен нести прежде всего материальную ответственность, а газета, в свою очередь, должна ликвидироваться.

Валерий ПИСАРЕНКО, фракция БЮТ:
— Проблема свободы слова заключается в том, какое отношение имеет общество к границам этой свободы в тот или иной период времени. Не всегда свобода слова в понимании отдельных демократов является реальной свободой в понимании граждан¬ского общества.
Важнее всего, чтобы представители власти и СМИ придерживались единых стандартов. Впрочем, со стороны власти угроза свободе слова является самой слабой. Ведь если есть проявления сворачивания свободы слова, реакция журнали¬стов и общества мгновенная.

Сергей ГОЛОВАТЫЙ, фракция ПР:
— Журналисты сами должны обеспечить свободу слова, потому что они — представители свободной профессии. Государство лишь обязано ее гарантировать, а они уже сами должны реализовывать свою свободу, бороться за нее и отстаивать ее.

Ксения ЛЯПИНА, фракция блока «НУНС»:
— Власть не может обеспечить журналистам свободу слова. А вот общество может ограничить власть с помощью свободы слова, которая является антиподом мощной и сильной власти. Свобода слова — не самоцель, это средство обеспечения гражданского общества, в котором могут быть дискуссии, дебаты, и ее нельзя выстроить в тоталитарной системе.

Леонид ГРАЧ, фракция КПУ:
— Свобода слова — это, скорее всего, мечта, мечта журналиста, издателя, потребителя информационной продукции и вообще общества. Все хотели бы выразить свою точку зрения, позицию и взгляды, а читатель стремился бы самостоятельно разобраться в разнообразии этих оценок. Но может ли быть свободна пресса в условиях существования государства любого типа? Думаю, что нет, хотя мне бы этого хотелось.

Записала Татьяна КУЛАГИНА