Закон і Бізнес


Заместитель Генерального прокурора Г.Середа

«Мы не видим оснований для радикального реформирования прокуратуры»


№49 (1036) 03.12—09.12.2011
ЮЛИЯ КИМ
22820

О необходимости модернизации прокуратуры говорят практически все. В частности, 22 ноября Президент создал рабочую группу по реформированию этого органа. Накануне профессионального праздника в Национальной академии прокуратуры Украины состоялась международная конференция, посвященная истории и перспективам этого надзорного органа. В перерыве корреспонденту «ЗиБ» удалось задать несколько вопросов заместителю Генерального прокурора Григорию СЕРЕДЕ. Тема нашей беседы — реформирование органов прокуратуры.


«Правозащитная функция прокуратуры существует примерно в трех десятках цивилизованных государств»

 — Григорий Порфирьевич, по вашему мнению, каких полномочий в результате реформы должна лишиться прокуратура? Например, притчей во языцех стала так называемая функция общего надзора. Не считаете ли вы, что она себя изжила?

— На самом деле функция общего надзора, или правозащитная функция, прокуратуры существует примерно в трех десятках цивилизованных государств. В большинстве стран — членов Совета Европы органы прокуратуры в разных формах и пределах обеспечивают надзор за соблюдением прав и свобод граждан в интересах общества и государства. Это касается Азербайджана, Армении, России, Латвии, Литвы, Молдовы, других бывших советских республик. Кроме того, прокурорский надзор в разных формах есть в Венгрии, Болгарии, Италии, Сербии, Словении и некоторых других европейских странах.

Эта функция осуществляется в форме досудебной защиты прав и свобод человека. Ничего катастрофичного тут нет. За что же критиковать прокуратуру? Создается впечатление, что она одна заинтересована в том, чтобы у нее были функции, достаточные для осуществления ее полномочий. Думаю, это прежде всего в интересах общества и государства. Да, модернизировать эти функции необходимо. В новой редакции закона «О прокуратуре» предусматриваются определенные изменения, в том числе и в отношении правозащитной деятельности прокуратуры. Но отказываться от этой функции полностью нет никаких оснований.

Сейчас дорабатываются законо­про­екты, касающиеся в определенной мере надзорной функции и представительства прокуратурой интересов гражданина или государства в суде. Некоторые новации действительно направлены на реформирование прокуратуры и усовершенствование ее деятельности, но отдельные предложения, на наш взгляд, предусматривают безосновательные ограничения полномочий.

— То есть функция общего надзора прокуратуры необходима?

— Я бы сказал — необходима правозащитная функция.

— На днях Президент создал рабочую группу по реформированию прокуратуры и адвокатуры. У представителей прокуратуры наверняка есть своя концепция модернизации над­зорного органа. В каком направлении, по-вашему, должно идти реформирование прокуратуры?

— Да, сейчас на очереди вопрос о принятии нового закона «О прокуратуре». Но, по нашему мнению, этот вопрос необходимо решать после принятия нового Уголовного процессуального кодекса или в пакете с ним. Ведь от принятия УПК непосредственно зависит, как законодательно будут выписаны полномочия прокурора в уголовном производстве.

Безусловно, прокуратура должна меняться, для этого и создана рабочая группа. Наработки по реформированию прокуратуры касаются ее роли и места в системе государственного механизма, функций, структуры и требований к тем, кто будет работать в этом органе. Все эти наши наработки будут предметом изучения экспертов Венецианской комиссии, Совета Европы, рекомендации будут учтены. Уверен, прокуратура будет обновлена и ее деятельность будет соответствовать европейским стандартам.

Хотя могу сказать, что прокура­тура была и остается важным госу­дарственным механизмом, она способна выполнять возложенные на нее задачи. Неслучайно первым законом, принятым в независимой Украине, был именно закон «О прокуратуре». Он подчеркивал особое место и роль этого органа в правоохранительной системе Украины. Но, с другой стороны, поскольку он был принят первым, то не мог быть совершенным с точки зрения правой техники. Потому что принимал его новый, молодой парламент, без опыта законодательной деятельности. Поэтому народные депутаты были вынуждены неоднократно возвращаться к этому закону, внося в него изменения и дополнения, что создавало некоторые проблемы в организации прокурорской деятельности. Кстати, функции прокуратуры выписаны в Конституции. Назовите еще хотя бы один правоохранительный орган, функции которого прописаны в Основном Законе. Такого нет. Поэтому значение прокуратуры недооценить невозможно.

Конечно, мы будем менять формы и методы, но уверен: любое направление деятельности прокуратуры необходимо в первую очередь для самого общества. Мы не видим оснований для радикального реформирования прокуратуры.

— Многие специалисты говорят о том, что прокуратура не может осуществлять надзор за следствием и одновременно вести расследование дел. Согласны ли вы с этим?

— В последнее время количество категорий дел, расследованием которых занимается непосредственно прокуратура, резко уменьшилось. И в проекте нового УПК прокуратура уже не называется в числе органов, осуществляющих расследование уголовных дел. По нашему мнению, необходим переходный период — до 5 лет — для передачи указанной функции другим органам. Мы надеемся, что парламент поддержит такую идею. При этом прокурор будет иметь достаточно полномочий изымать из производства уголовное дело, передавать его другому следователю, в случае необходимости будет иметь право на расследование некоторых уголовных дел. А пока прокуратура спокойно относится к этому изменению.

— Какие органы в таком случае должны заниматься расследованием дел в отношении высокопоставленных чиновников, правоохранителей?

Органы, которые будут эффективно выполнять эту задачу. Считается, что они также должны иметь право на проведение оперативно-разыскной деятельности. Потому что противодействие коррупции, служебным преступлениям предусматривает ряд возможностей для того, чтобы эффективно выявлять преступления в этой сфере.

 «Мы готовы начать работать в новых правовых условиях»

 — По сути, украинская правовая система калькирует советскую, с ее репрессивным и обвинительным укло­ном. Новый УПК называют рево­люционным, он впервые уходит от преж­ней модели. Тем не менее большинство судей, прокуроров сформировались в тоталитарной системе. Насколько безболезненно пройдет их адаптация к таким радикальным переменам?

— Новый УПК — это сочетание эво­люционных и революционных подходов к роли и месту, например, адвоката, прокурора в уголовном судопроизводстве. Но это не является чем-то экстраординарным. Функции прокуратуры, ее полномочия менялись уже неоднократно, и это не вызвало никаких катастрофических последствий. Появится дополнительная мотивация, работа прокуроров станет более эффективной. Уже сейчас Ген­прокурором инициированы системные, последовательные меры по реформированию надзорного органа. Мы мас­штабно сокращаем аппараты областных прокуратур, центральный аппарат ГПУ, а освобождающиеся должности передаем на места — в прокуратуры городов и районов, на передний фронт противодействия преступности. Мы готовы начать работать в новых правовых условиях.

— Кстати, по поводу прокурорских кадров, о которых так много говорилось на конференции. Если у надзорного органа заберут некоторые функции, то часть сотрудников наверняка придется сократить…

— Пока мы говорим только о перемещении кадров из аппаратов прокуратур областей в нижнее звено, а не о сокращении. Но хочу отметить, что у нас есть проблема с поддержанием обвинения. Был период, когда мы поддерживали обвинение только в половине уголовных дел, а половину суды рассматривали без участия прокуратуры. И сегодня имеем отставание: гособвинителей меньше, чем судей, рассматривающих уголовные дела по существу. Таким образом, усиление кадровой составляющей поддержания государственного обвинения в нижнем звене, в прокуратурах районов и городов, в судах первой инстанции, по моему убеждению, является залогом того, что реформирование пройдет абсолютно безболезненно. И сильные кадры еще будут необходимы прокуратуре.

— Как вы оцениваете предусмотренную новым УПК отмену института дополнительного расследования?

— Я думаю, что, может быть, отдельные прокурорские сотрудники воспримут это непросто (на уровне психологии), но такова практика всего цивилизованного мира, и, думаю, мы к этому тоже постепенно, последовательно придем. Больших потрясений тоже не будет.

— Сегодня многие адвокаты говорят о том, что в современном судебном процессе практически нет состязательности, обвинение доминирует. Готовы ли ваши коллеги к появлению настоящей состязательности в уголовном процессе, предусмотренной новой редакцией УПК?

— Не знаю, почему вы так критически настроены. Прокуратура абсолютно спокойно смотрит на увеличение элемента состязательности в судебном процессе. Это будет дополнительной мотивацией для улучшения деятельности по поддержанию государственного обвинения. И я не вижу тут никакой проблемы для нашей системы. Уверен, гособвинители способны выступать в состязательном процессе и выполнять возложенные на них функции.