Закон і Бізнес


Председатель апелляционного админсуда В.КУЗЬМИШИН

«Суды не должны рассматривать в таком количестве дела, в которых нет спора, а есть лишь невыполнение государством обязательств»


№45 (1032) 05.11—11.11.2011
РОМАН ЧИМНЫЙ
4109

В отличие от других видов судопроизводства, административная юстиция все проходит впервые: от споров о компетенции до автоматизированного расспределения дел и карьерного роста. Сегодня наш собеседник — один из таких «пионеров». 5 лет назад он возглавил созданный тогда Винницкий окружной административный суд, а год назад ему доверили руководить судом апелляционной инстанции. И опять — на этапе перестройки всей судебной системы. Трудно ли торить путь, быть первым, с какими проблемами сталкиваются сегодня в системе админсудов, влияет ли уровень зарплаты судьи на качество судопроизводства — обо всем этом рассказал председатель Винницкого апелляционного административного суда Виталий КУЗЬМИШИН.


«Общая цель — как можно скорее преодолеть трудности — научила работать одной командой»

 — Виталий Николаевич, год назад, почти одновременно с началом судебной реформы, вы пошли на повышение и были назначены председателем Винницкого апелляционного административного суда. Чем отличается работа руководителя суда первой и апелляционной инстанций?

— Основное отличие в руководстве административным судом апелляционной инстанции — это в первую очередь расширение и масштабность круга вопросов, требующих внимания. Это формирование единых векторов развития судов первой инстанции Винницкого апелляционного административного округа и приведение их к уровню ранее возглавляемого мной Винницкого окружного админист­ративного суда, высокие достижения и наработки которого признаны как на государственном, так и на международном уровнях. Руководство судом апелляционной инстанции требует более серьезной работы, направленной на перспективы будущего административной юстиции в целом, а не конкретного суда.

— С какими проблемами пришлось столкнуться в новой должности? Как налаживали отношения в коллективе?

— Проблемы, с которыми пришлось столкнуться в новой должности, достаточно тривиальны для украинского судопроизводства: ненадлежащее финансирование, отсутствие помещения и материально-технической базы, формирование аппарата одновременно с быстро увеличивающимся объемом работы и т.п. Вместе с тем возник ряд проблем, так сказать, иной природы и характера.

Как пример можно привести неопределенность в территориальной подсудности дел, рассмотренных судами первой инстанции, до формирования Винницкого апелляционного административного округа, но не пересмотренных в апелляционном порядке на момент открытия ВААС. Невозможно не вспомнить также о проблеме, актуальной и сегодня и известной всем украинцам как социальные споры. Проблема заключается не только в решении самих споров, но и в количестве соответствующих дел, что дестабилизирует работу суда на всех этапах.

И все же командный дух и атмосфера, существующая в коллективе (как судейского корпуса, так и аппарата суда), обеспечивают уверенное продвижение вперед и возможность решать проблемы профессионально и эффективно. По-видимому, не будет ошибкой сказать, что общие трудности сыграли и положительную роль, помогли наладить отношения в коллективе, поскольку общая цель — как можно скорее их преодолеть — в известной мере сплотила и научила работать одной командой.

— Какие задачи в части организации работы суда вы ставили перед собой на первый год и удалось ли с ними справиться?

— Первый год работы был однозначно удачным. В организации деятельности достигнуты все поставленные задачи, работа суда отвечает надлежащему уровню, несмотря на тотальную загруженность и неполный состав судейского корпуса. Организовано систематическое предоставление методических рекомендаций судам первой инстанции, налажено обслуживание посетителей суда, не остались без внимания и вопросы обмена опытом и проработки законодательных новелл. Стопроцентная эффективность обеспечена в структурных подразделениях суда за счет определенной систематизации и разделения задач по приоритетности.

В поисках самых современных и совершенных путей диалога между гражданами и органами власти создан официальный веб-сайт. На нем людям предлагается знакомиться с графиком рассмотрения дел и еженедельно получать полную статистическую информацию о работе суда. С этой же целью установлен подключенный к электронной системе документооборота информационный киоск, где стороны могут следить за продвижением своего дела. В киоске также есть доступ к Интернету, которым граждане могут пользоваться во время подготовки к судебным заседаниям. Кроме того, в публичных холлах — Wi-Fi.

Уже в начале своей деятельности Винницкий апелляционный админсуд был ориентирован на обеспечение надлежащего осуществления правосудия, которое основывается на обобщении судебной практики и приведении ее в соответствие с практикой других судов. Поэтому ВААС внедрил в своей работе процесс репликации. Именно благодаря этому окружные административные суды имеют возможность знакомиться с решениями суда апелляционной инстанции и вырабатывать единую правовую позицию по поводу решения споров по разным категориям дел, поскольку видят электронное дело.

 «Цель введения прецедентных норм — упростить правовые отношения, возникающие между государством и гражданами»

 — С самого начала создания административной юстиции едва ли не больше всего дел было по спорам о социальных выплатах. Как вы считаете, можно ли решить эту проблему на законодательном уровне, чтобы не загружать суды делами, в которых отсутствует сам факт спора, а есть только невыполнение установленных государством гарантий?

— Действительно, суть проблемы заключается в том, что на сегодня в действующем законодательстве отсутствует механизм погашения задолженности по социальным выплатам. Это осложняет выполнение обязательств государства перед гражданами. Чтобы снять напряжение в обществе, необходимо на законодательном уровне предусмотреть четкую процедуру обеспечения реализации права граждан на социальное обеспечение. Таким механизмом может стать введение судебного прецедента.

ВААС подготовил обращение к Высшему административному суду и парламенту как субъекту законодательной инициативы с предложением ввести общепризнанную сложившуюся судебную практику путем коррекции Кодекса административного судопроизводства и принятия ряда других нормативных актов. И на сегодня в Верховной Раде уже зарегистрирован соответствующий законопроект №9222 от 28.09.2011 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Украины и Закон Украины «О судо­устройстве и статусе судей» (относительно совершенствования административного судопроизводства)».

Цель концепции введения прецедентных норм — упростить правовые отношения, возникающие между государством и гражданами при реализации последними своих законных прав и интересов. Одобрение концепции призвано максимально усовершенствовать механизмы осуществления социальных выплат.

— Насколько нам известно, не так давно в Виннице состоялся представительский круглый стол, посвященный именно проблематике решения социальных споров. Кратко расскажите, в каких вопросах сейчас остаются белые пятна, делающие возможной неоднозначную судебную практику. Удалось ли участникам круглого стола выработать относительно них единую позицию?

— Чтобы ответить на первую часть вопроса, нужно написать отдельную статью. Вместе с тем в предыдущем вопросе я уже давал короткий ответ.

По результатам круглого стола подведены итоги и отражены те действенные механизмы, которые могут урегулировать эту проблему. Ими являются:

соблюдение судами всех инстанций единой судебной практики;

введение системы, при которой в случае возникновения новых категорий дел судам первой инстанции следует рассмат­ривать не больше 20 споров, после чего направлять дела в суды апелляционной инстанции, а последним, в свою очередь, в суды кассационной инстанции. Решение суда кассационной инстанции принимается как образцовое и применяется судами низших уровней как прецедент;

управления Пенсионного фонда не должны подавать апелляционные жалобы, а поданные на те решения судов, которые приняты в соответствии с методическими рекомендациями, — отзывать.

Участники круглого стола поддержали указанное предложение и призвали  все ветви государственной власти к плодо­творному и добросовестному сотрудничеству.

Однако даже это до конца не решит возникшей проблемы, поскольку такую льготу будет получать лишь лицо, обратившееся в суд. А сколько людей не обращаются в суды за защитой своих нарушенных прав? Следовательно, граждане — не в равных условиях. Поэтому такие вопросы нужно регулировать на законодательном уровне, а не судебным решением.

— Должен ли суд, рассматривая такие споры, помнить, что является одной из ветвей власти, и «идти навстречу» Пенсионному фонду?

— Рассматривая все без исключения дела, суд должен помнить о законности и справедливости решений, о принципе верховенства права и решать спор, принимая решение именем Украины. Принцип «идти навстречу» той или иной стороне в судопроизводстве недопустим, поскольку это профессиональная деятельность исключительно в правовом поле.

 «Спор возникает там, где есть законодательные пробелы, где есть основа для формирования полярно противоположных взглядов»

 — Статистические показатели работы админюстиции за I полугодие этого года поражают: процент удов­летворенных судами первой инстанции исков и заявлений— 92,6%, или свыше 1,8 млн решений. Поскольку в публично-правовых спорах ответчиками, как правило, выступают органы власти, это означает, что каждый месяц государство нарушает права 200 тыс. украинцев. По вашему мнению, сущест­вуют ли объективные факторы, кроме извечной нехватки средств в госбюджете, которые оправдывали бы такую ситуацию?

— Действительно, количество дел, в которых судом установлена противоправность решений, действий или бездействия субъектов властных полномочий, достаточно велико. Что касается объективности факторов, влияющих на такую ситуацию, то наряду с извечной нехваткой средств в госбюджете следует отметить аналогичность спорных правоотношений, их, так сказать, типичность.

Вообще спор возникает там, где есть законодательные пробелы, где есть основа для формирования полярно противоположных взглядов. Судебное решение заполняет такие пробелы в каждом конк­ретном случае, но до сих пор остается только на этом уровне, тогда как должно исключать необходимость рассмотрения типичных споров. Это в корне изменит неутешительную судебную статистику, свидетельствующую о нарушениях, допущенных государственными органами.

— Согласно той же статистике нагрузка на одного судью в апелляционной инстанции почти в 6 раз больше, чем у его коллег в окружных судах, — почти 300 дел в месяц. Разве реально работать в таком темпе — приблизительно по полчаса на дело? С вашей точки зрения, какая должна быть оптимальная нагрузка на судью админюстиции?

— Такая нагрузка недопустима. На сегодня львиную долю дел, рассматриваемых в ВААС, составляют так называемые социальные споры. Я убежден, что суды не должны рассматривать их в таком количестве, поскольку в них нет спора, а есть лишь невыполнение государством обязательств в связи с отсутствием средств в государственном бюджете.

Кроме того, нельзя говорить о нагрузке, исходя только из количества дел. Также весомым фактор здесь выступает и категория спора. Поэтому невозможно точно назвать то количество дел, которое допустимо для рассмотрения. Хочется привести пример соседней Польши, где судья рассматривает в среднем 14 дел в месяц. Там обращают внимание не на нагрузку на судей, поскольку предпосылки для нее давно искоренены, а скорее на типичность, качество, актуальность и масштабность каждого из рассматриваемых дел.

— Поднимали ли вы вопрос о необходимости увеличения количества судей в вашем суде?

— Поднимал. На сегодня фактическая численность судей ВААС — 15 лиц, согласно же указу Президента от 16.10.2008 №941/2008 «О совершенствовании сети административных судов» в ВААС должно быть 42 судьи. Конечно, учитывая нагрузку, которую имеем сегодня, такое количество судей недостаточно, но оно предопределено утвержденной сметой. Увеличение штата судей автоматически влечет за собой и увеличение численности работников аппарата учреждения (помощников, секретарей и др.), что, к сожалению, бюджетом не предусмотрено.

 «Доступность административного судопроизводства является одним из критериев оценки уровня демократичности государства»

 — Наверное, не ошибусь, если скажу, что административное судопроизводство явно убыточно для государства: пошлина (судебный сбор) — минимальная, а расходы на рассмотрение дел — такие же как в гражданском процессе. Были даже идеи вообще отказаться от адмимнюстиции, чтобы напрасно не тратить средства. Как думаете, выгодно ли государству содержать арбитров, в подавляющем большинстве споров защищающих не его интересы? Не потому ли именно админсуды больше всего страдают от недофинансирования?

— Напротив, административное судопроизводство для государства является достижением, оценивать значение которого размером судебного сбора по меньшей мере некорректно.

Отвечая, мне бы хотелось вспомнить о принципе разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную, это имеет давнюю историю и традиционно связывается с именем французского ученого Шарля Луи Монтескье. Особенность подхода заключается в том, что каждая из них объявляется самостоятельной и независимой. Тем самым исключается узурпация власти каким-либо лицом или отдельным органом государства. Предусматривается сдерживание ветвями власти друг друга, что впоследствии было названо системой сдерживаний и противовесов. Задачей административного судопроизводства как раз и является сдерживание чиновника и возвращение его в правовое поле. Это обязывает административный суд принять все меры, предусмотренные законом, чтобы права человека и гражданина, которые власть нарушила, были защищены.

К сожалению, за 5 лет существования административной юстиции общественность до конца так и не поняла ее значимости, не поняла, что это голос гражданина, его право заявить государству о проблеме в обществе и возможность быть услышанным. Само государство не заинтересовано сдерживать обращения в административные суды высокими сборами. Доступность административного судопроизводства является одним из критериев оценки уровня его демократичности.

Важно также понимать особенность субъектного состава публично-правовых споров, где общественное положение сторон является абсолютно разным, в отличие от сторон в спорах, которые рассматривают суды других видов юрисдикции. Ведь лицо, вступая в правоотношения с органами власти, подчиняется им, они могут определять права и обязанности гражданина. Учитывая такое отличие, административная юстиция в соответствии с возложенной на нее задачей защищает лицо от нарушений со стороны государственного аппарата. Поэтому административную юстицию вообще нельзя рассматривать как полезную государству с точки зрения наполнения бюджета, поскольку этот институт создан с другой целью — защищать интересы не государства, а тех, для кого оно существует.

— После «дела Зварыча» в обществе сложился стереотип, что в админсудах обращаются немалые теневые средства. Из компетенции админсудов изъяты земельные споры, но налоговые споры, как свидетельствуют сообщения прокуратуры, оставляют место для искушения. Достаточно ли законодательных норм в антикоррупционном законодательстве, чтобы свести к нулю случаи взяточничества в судебной системе?

— Земельные споры подсудны административным судам, и по этому поводу есть соответствующее решение Конституционного Суда.

Что же касается коррупции, то законодательных норм в антикоррупционном законодательстве достаточно, и достаточно было раньше. Не хватает скорее надлежащего уровня правосознания общества.

Крайне необходимым сегодня является осознание каждым, что надлежащего уровня борьбы с коррупцией можно достичь прежде всего предотвращением таких деяний, а уже потом — наказанием за них. Трудно отрицать тот факт, что законодательные меры не дают желаемых результатов в деле противодействия подкупу и взяточничеству. Прежде всего — из-за низкой исполнительной дисциплины и формального подхода к выполнению поставленных задач. А потому проблема коррупции остается острой.

Сегодня нужно сосредоточить внимание на воспитании правовой культуры как государственных служащих, так и населения в целом. Должен нести ответственность как тот, кто провоцирует коррупционные действия, так и коррупционер.

 «Людей, осознавших значение судебной власти в правовом государстве, не пугает тернистый путь»

 — Со следующего года вступят в силу новые ставки оплаты труда судьи. По вашей оценке, есть ли связь между уровнем зарплаты и качеством правосудия?

— Этот вопрос вызывает улыбку, поскольку представитель любой профессии хотел бы надлежащей оценки своего труда и, как любой человек, живет не только духовными ценностями, но и банальными материальными потребностями. Конечно, нельзя говорить об отсутствии такой связи вообще. Однако человек, который предан своему делу, живет им и уважает свою профессию, так или иначе будет выполнять работу качественно, поскольку это является фактором, влияющим на его самоуважение.

Однако повышение уровня материальной оценки такой работы, бесспорно, будет влиять на внутреннее состояние судей, ведь наконец оправданной станет та ответственность судей, о которой многие люди забывают, оценивая только профессиональный уровень. Хотя на сегодня и он достойно не оценен, оклад судьи окружного суда составляет 2822 грн., апелляционного — 3254. В то же время рассмотрение дел требует от судей постоянной работы над своей квалификацией, что вызвано массовостью законодательных изменений, частыми коррективами актов, особенностями их применения.

— Кого сегодня привлекает судейская профессия?

— Это вопрос журналисты задают мне не первый раз, и всегда интересно: какого ответа ждет человек? И все же отвечу так: если это люди, которые стремятся обогатиться или иметь другие привилегии, занять выгодное положение, спрятавшись за статусом, то это устаревший стереотип, созданный человеком чрезвычайно далеким от сути, взгляды которого являются политически предвзятыми и сформировавшимися под воздействием негативной, во многих случаях надуманной информации. Это однозначно не так.

Обычно люди забывают, что в судебной системе работают юристы разного уровня, которые занимают разные должности. И каждого из них привлекает судейская профессия. При этом люди, которые работают достаточно долго, наверно, оценивают не только авторитетность должности и ее значение в государстве, но и назначение судьи и требования к этой профессии. Людей, осознавших значение судебной власти в правовом государстве, не пугает тернистый путь. Желание реализовать профессиональные качества является более важным, как и желание изменить отношение к судьям и отвечать благородному обращению «ваша честь».

— Кому-то из своих детей будете советовать надеть мантию, чтобы они продолжили династию?

— В первую очередь в своих детях я воспитываю такие черты, как человечность, честь, ответственность, благородство, ведь ими должен обладать человек любой профессии, на любой должности. В то же время я воспитываю в детях личность, а она свободна в своем выборе.

— Ваше любимое высказывание: «Мы являемся рабами законов, чтобы быть свободными». Вы чувствуете себя свободным?

— Я чувствую себя свободным в полной мере, поскольку свобода здесь проявляется в отсутствии хаоса, который господствует среди беззакония. Важно понять аллегоричность высказывания: нормы закона призваны не ограничить, а упорядочить и дисциплинировать общество, объединяя его уважением к закону и уважением граждан друг к другу.