Закон і Бізнес


Ректор Академии адвокатуры Украины Татьяна ВАРФОЛОМЕЕВА

«Адвокатура, объединенная в Национальную палату, станет сильной, независимой, профессиональной правозащитной институцией»


№34-35 (1021-1022) 24.08—02.09.2011
ОЛЬГА КИРИЕНКО
5286

Судебно-правовая реформа была призвана не только показать слабые стороны отечественного законодательства, но и попытаться исправить их. На сегодня удалось усовершенствовать работу лишь представителей третьей ветви власти, а вот адвокаты только ожидают законодательных новаций. Насколько растянется процесс «реконструкции» закона «Об адвокатуре», пока не известно. Однако уже сейчас понятно: в процессе реформирования изменят и подходы к подготовке будущих законодателей. Стало ли юридическое образование более качественным по сравнению с прошлыми годами и чего стоит ожидать от новой редакции закона «Об адвокатуре»? Эти и другие вопросы «ЗиБ» адресовал ректору Академии адвокатуры Украины, президенту Союза адвокатов Украины Татьяне ВАРФОЛОМЕЕВОЙ.


«Наша академия входит в первую пятерку лучших юридических вузов»

— Татьяна Викторовна, Академия адвокатуры Украины, которую вы возглавляете, в этом году отпраздновала юбилей, она является «ровесницей» Конституции. Расскажите, как возникла идея создать вуз?

— Идея создания учебного заведения, которое бы осуществляло образовательную и научную деятельность в сфере адвокатуры, заинтересовала и вдохновила не только Союз адвокатов Украины, но и руководство Киевского национального университета им. Т.Шевченко, и была поддержана Союзом ректоров высших учебных заведений Украины. Так родилось первое на территории бывшего СССР высшее учебное заведение по подготовке высококвалифицированных кадров правозащитного направления — Институт адвокатуры при КНУ им. Т.Шевченко, нынешняя Академия адвокатуры Украины.

Между прочим, в одном из законопроектов об адвокатуре предлагалось Академию адвокатуры Украины прямо признать высшим учебным заведением по подготовке и переподготовке кадров для адвокатуры.

— Какова специфика обучения в академии и что удалось сделать за эти 15 лет?

— Академия, как и другие вузы, готовит специалистов по направлению «право», то есть юристов широкого профиля. Наши выпускники работают прокурорами, судьями, адвокатами, нотариусами, сотрудниками правоохранительных органов, таможенниками, юристами министерств и ведомств, банков и крупных предприятий, политиками, преподавателями вузов и т.п.

С момента основания в академии разработана и успешно внедрена уникальная программа специальной адвокатской подготовки, которая открывает широкие возможности, чтобы овладеть юридической, в частности и адвокатской, практической деятельностью, получить глубокие знания по иностранному языку, причем профессионально ориентированные. Студенты изучают специальные дисциплины — адвокатологию, деловой этикет адвоката, тактику и методику защиты и представительства интересов граждан, международную защиту прав человека и другие, которые не преподают больше ни в одном вузе Украины.

А программа спецподготовки, введенная в академии, доказала высокую эффективность практической подготовки в адвокатских школах и на судейских практикумах, где под руководством ведущих адвокатов и судей студенты указанного отделения небольшими группами (5—6 студентов) непосредственно на практике овладевают будущей профессией; в учебной юрконсультации студенты вместе с адвокатами оказывают правовую помощь малообеспеченным гражданам.

В академии существуют отделения «Международное право», «Перевод», действуют аспирантура, специализированный ученый совет по защите диссертаций, Институт медицинского, фармацевтического права и биоэтики, Украинское отделение кафедры ЮНЕСКО по биоэтике, Институт повышения квалификации, в составе которого: Высшая школа адвокатуры, Школа адвокатской подготовки, курсы повышения квалификации преподавателей права, центр инновационных технологий — «Болонский центр». Открыты Школа медиации и Студия ораторского искусства. Научно-исследовательская лаборатория по проблемам адвокатуры и прав человека получила статус Института прав человека.

Во многих странах мира на магистерских программах учатся наши студенты, в частности в Сорбонне, Стокгольмском университете, Школе адвокатуры в Англии, в университетах Италии, Польши и других стран.

Академия активно развивает систему непрерывного образования, или обучения на протяжении жизни. В ближайшее время в нашем вузе состоится презентация Малой правовой академии, членами которой станут школьники старших классов, увлекающиеся правовыми дисциплинами, а также начнет работать Правовой лекторий для молодежи и женщин, страдающих от насилия в семье.

По разным рейтингам, которые составляются в Украине, Академия входит в первую пятерку лучших юридических вузов, сразу же после ведущих национальных вузов.

— Насколько изменились подходы к обучению будущих законодателей и стало ли юридическое образование качественнее по сравнению с прошлыми годами?

— Я бы сказала, что реформа образования, в том числе юридического, выдвинула на первый план компетентностный подход в системе высшего образования как приоритет ее модернизации, подготовку современного юриста, что предусматривает формирование знаний и навыков, умения студента решать определенные практические задачи, продемонстрировать приобретенные практические навыки и их компетентное использование, проявить личностные качества и особенности поведения, необходимые для осуществления профессиональной деятельности.

Важно активно применять инновационные технологии, иметь возможность пользоваться современной практической базой. Во многих юридических вузах возникают проблемы с обеспечением прохождения студентами предусмотренной обязательной учебной практики. Нередко учебные заведения перекладывают решение этой проблемы на плечи самих студентов, которые часто ее решают чисто формально, явно не получая необходимых навыков профессиональной деятельности.

Далеко не все вузы используют современные образовательные технологии, например моделирование разных видов профессиональной деятельности, в частности судебных процессов.

В Академии адвокатуры действует центр тренингов, ролевых игр и мастер-классов, который могут посещать студенты других вузов, а в Институте повышения квалификации преподавателям вузов предлагаются учебные программы по использованию современных образовательных технологий.

Стало ли юридическое образование качественнее? Большинство специалистов по большей части утверждают, что нет. Об этом же свидетельствуют и цифры: количество безработных юристов растет. Немало вузов выпускают юристов очень низкой квалификации, которые потом ходят по вузам, чтобы за один-два года получить следующий образовательно-квалификационный уровень и конкурентоспособный диплом, который должен прикрыть низкий уровень их профессионализма. Недостаточным является и качество подготовки младших специалистов в колледжах и лицеях, где юридической специальностью овладевают после 9-го класса. В последнее время такая учеба становится более популярной, потому что подобным образом будущие юристы избегают внешнего независимого оценивания. Однако программа подготовки младшего специалиста по количеству учебных дисциплин и часов по большей части не отвечает вузовским программам, да и требования к преподавательскому составу значительно ниже.

«Профессия адвоката со времен Древнего Рима — одна из самых престижных»

— Юридические специальности всегда были популярны среди молодежи. И в настоящее время очень многие выбирают именно адвокатуру. Чем предопределен такой выбор: престижностью профессии или ее востребованностью?

— Профессия адвоката со времен Древнего Рима — одна из самых престижных, потому что направлена на защиту прав и свобод человека. Она прекрасна, потому что адвокат помогает людям, которые нуждаются в его услугах. Она востребована, потому что каждому в жизни бывает нужен совет высококвалифицированного юриста.

— Сложно ли сейчас выпускникам найти работу по специальности?

— Действительно, молодым юристам непросто найти хорошую работу, ведь от них требуется не только стаж работы по специальности, но и глубокие знания и профессиональные навыки, наличие которых проверяется путем сдачи сложных квалификационных экзаменов.

Я согласна с министром образования и науки, молодежи и спорта Дмитрием Табачником, который в одном из своих интервью, оценивая подготовку юристов в 165 вузах, спрашивает: «И нам не страшно идти в суд или пользоваться услугами адвоката? Хочется ли нам, чтобы дело рассматривал следователь, который закончил юридический факультет при пищевом или аграрном университете?».

— Как по-вашему, могут ли украинские адвокаты конкурировать с иностранными коллегами?

— В Украине много опытных адвокатов, известных за рубежом, которые успешно осуществляют там свою профессиональную деятельность. Они также нередко принимают участие в международных симпозиумах в разных странах мира, активно работают в международных адвокатских организациях, демонстрируют свою высокую компетентность.

— Какими качествами должен обладать современный адвокат, чтобы добиться профессиональных успехов и насколько важны для него ораторское мастерство и знание психологии?

— Качества современного адвоката, по моему мнению, — это интеллигентность, доброжелательность, глубокие профессиональные знания, верность присяге, безоговорочное соблюдение Правил адвокатской этики. Понятно, что адвокат должен свободно владеть государственным языком, а умение красиво говорить, дискутировать, убеждать словесно, в совершенстве владеть психологическими приемами — это едва ли не самые главные инструменты, которые применяет адвокат, осуществляя свои полномочия. Правила адвокатской этики (ст.10) требуют от него владения также и ораторским искусством, это очень важно.

«Гарантии, закрепленные в действующем законодательстве, нарушаются все чаще»

— Закон «Об адвокатуре» хотят изменить, в частности планируют ограничить доступ к судебному процессу для юристов, не имеющих адвокатского свидетельства. Смогут ли такие ограничения улучшить качество защиты? И вообще, чего лично вы ожидаете от новой редакции закона?

— Действующий закон «Об адвокатуре» готовил Союз адвокатов Украины. Он же разрабатывал почти все последующие проекты, которых было немало. Действительно, в настоящее время предлагается ввести монополию на ведение дел в судах адвокатами. Если такая норма будет закреп­лена в соответствующих законах, то другие юристы, в частности и так называемые специалисты в области права, не смогут принимать участие в судебных процессах. Эта новация вызвана тем, что в Украине только адвокаты отвечают общепризнанным требованиям, которые выдвигаются к защитнику: подтверждение надлежащих знаний путем сдачи квалификационного экзамена, соблюдение Правил адвокатской этики, подчинение системе дисциплинарных органов адвокатуры, что делает возможной дисциплинарную ответственность адвоката и т.п. Защита, несомненно, в этом случае улучшится, потому что в состязательном процессе, где стороны равны, будет принимать участие адвокат, наделенный значительным объемом профессиональных прав именно как адвокат, защищенный гарантиями адвокатской деятельности. Кстати, последние нужно существенно увеличить и обеспечить их реальное соблюдение, поскольку все чаще закрепленные в действующем законодательстве гарантии нарушаются.

Надеюсь, что адвокатура, объединенная в Национальную палату, станет сильной, независимой, профессиональной правозащитной институцией, способной приблизить профессию к высоким мировым стандартам. Палата должна взять на себя организацию осуществления конституционных задач адвокатуры, введение адвокатского самоуправления, разработку и внедрение стандартов профессии, выполнение учебных и научных программ, повышение квалификации адвокатов и т.п.

— В последнее время судебная система оказалась, так сказать, под прицелом общественного внимания. Так называемые политические процессы, в частности по громкому «делу Тимошенко», стали главной темой во многих СМИ. Как вы можете прокомментировать линию защиты, которую избрали адвокаты экс-премьер-министра и которая фактически нацелена на дискредитацию третьей ветви власти?

— В каждом деле, а особенно в так называемых громких делах, адвокаты должны очень тщательно отрабатывать правовую позицию, тактику ее реализации, действовать в пределах закона, УПК, Правил адвокатской этики. Насколько мне известно из средств массовой информации, материалы относительно адвокатов, осуществлявших защиту экс-премьер-министра, были направлены в Квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатуры. Там и должны разобраться, допускали ли адвокаты нарушения.

«Судьям не следует бояться, если они не нарушают закон»

— В свое время вы входили в состав Координационного совета по вопросам судебно-правовой реформы при Президенте (1995—1998 гг.). Привлекали ли вас к разработке принятого в прошлом году закона «О судоустройстве и статусе судей»? Как вы оцениваете качество проведенной судебной реформы?

— Нет, не привлекали. Вы помните, какие дискуссии велись вокруг судебной реформы?.. Концептуально разные точки зрения выражали практики и ученые. Адвокаты тоже обсуждали будущее судебной системы на круглых столах, конференциях, на заседании Ассоциации процессуалистов, в публикациях в прессе и т.п. Главное, что был сделан важный шаг в ее реформировании.

Каковы, по вашему мнению, основные позитивы и негативы главного реформенного закона?

— Позитивом является то, что реформа в конце концов сдвинулась с места. Ведь вряд ли продолжение слишком долгих теоретических дискуссий, непримиримых споров между сторонниками разных идей реформирования судопроизводства дало бы позитивный результат. Практика — критерий истины, и именно она покажет все болевые точки реформы, которых следует избегать для успешного функционирования судебной системы. Но самыми главными проблемами, которые остаются нерешенными, являются ограниченный доступ граждан к правосудию, громоздкая процедура досудебного следствия и судебного рассмотрения дел, неисполнение решений судов. А еще — недоверие граждан к отечественному правосудию, что подтверждается значительным количеством жалоб, поступающих от граждан Украины в Европейский суд по правам человека. По моему мнению, нужно ускорить введение медиации, что позволит разгрузить суды и будет способствовать искоренению коррупции.

— После того как в прошлом году Высший совет юстиции получил от законодателей новые полномочия, его деятельность стала заметнее. Как вы оцениваете работу этого конституционного органа, учитывая то, что в свое время входили в его состав? И стоит ли судьям бояться ВСЮ?

— Судьям не следует бояться, если они не нарушают закон. Высший совет юстиции сейчас наделен широкими полномочиями, которых не было у первого его состава, когда я была членом Совета. Высоко оцениваю работу этой институции и свято верю в то, что члены ВСЮ никогда не будут втянуты в политическую борьбу и будут и в дальнейшем, как говорится в тексте присяги члена Высшего совета юстиции, добросовестно, честно и беспристрастно исполнять свои обязанности.

— Кстати, у вас никогда не возникало желания надеть мантию?

— У меня есть мантия профессора Академии адвокатуры Украины. Возможно, новым законом «Об адвокатуре» мантия адвоката будет введена.

— Логическим завершением судебно-правовой реформы должно стать принятие новой редакции Уголовного процессуального кодекса. Вы — известный специалист в этой области. Каким, по вашему мнению, должен быть УПК?

— Нет предела совершенству. Но я не была членом рабочей группы, поэтому не имела возможности системно работать над этим документом и давать конкретные предложения. Если коротко, то в проект УПК желательно было бы внести некоторые уточнения, в частности относительно обеспечения реальной состязательности сторон, убрать противоречия и доработать текст с целью усиления защитных механизмов прав человека, увеличить профессиональные права защитника, в частности в том, что касается сбора и представления доказательств, тщательно урегулировать вопросы, связанные с обязательным участием защитника и организацией предоставления бесплатной правовой помощи.

«Сейчас не время для введения суда присяжных в Украине»

— Создатели нового УПК пред­сказывают, что после его принятия в Украине увеличится количество оправдательных приговоров, поскольку суд уже не сможет направлять дела на дорасследование. Как вы относитесь к идее усиления роли суда и, в частности, к инициативе введения института следственных судей?

— Положительно. По крайней мере в новом проекте УПК предлагаются конкретные решения имеющихся сегодня проблем, в частности сокращение существующего еще с прошлого века громоздкого досудебного следствия. Не нужно бояться оправдательных приговоров, нужно бояться осуждения невиновных.

— Несмотря на дискуссию о существовании в Украине суда присяжных, этот институт в новом УПК остается. По вашему мнению, когда наконец он заработает и нужен ли вообще?

— Конституция предусматривает существование суда присяжных. И наконец мы приблизились к его реальному введению. В свое время в США я знакомилась с осуществлением процедуры рассмотрения дел в суде присяжных. Она произвела на меня положительное впечатление. Впоследствии, в Академии адвокатуры Институт Левитта (США) проводил двухгодичную учебную программу «суд присяжных». Нам понравилось. Действительно, даются широкие возможности для отбора присяжных, анализа доказательств, процесс доказывания требует от прокурора и адвоката большого мастерства. Однако не исключены ошибки при вынесении решений. Считаю, что сейчас не время для введения суда присяжных в Украине, поскольку это связано с расходованием значительных средств, требует длительного обучения адвокатов, прокуроров, судей. Кроме того, рассмотрение дел в суде присяжных происходит в течение значительного срока, что также негативно отразится на загруженности судов. Не вижу необходимости его создания в Украине сейчас, тем более в таком варианте, который предложен в проекте УПК.

— И в завершение нашего разговора: что бы вы хотели пожелать выпускникам юридических вузов, тем, кто в будущем планирует работать в правовой сфере?

— Никогда не забывать о высоком назначении юриста в обществе.

Справка

Татьяна Варфоломеева родилась в г.Саратове. В 1968 г. окончила юридический факультет Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко. В 1960—1968 гг. — сотрудник Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз, следующие 7 лет — научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории юридического факультета Киевского государственного университета им. Т.Г.Шевченко, юрисконсульт, а в течение 1975—1976 гг. работала в Министерстве юстиции Украины.

С 1976 по 1990 г. — адвокат, ученый секретарь, директор Киевского общественного научно-исследовательского института судебной защиты, с 1990-го — адвокат, вице-президент Союза адвокатов Украины.

В 1995—1996 гг. — глава адвокатского объединения «Украинская адвокатская корпорация». В течение 1995—1998 гг. работала доцентом, профессором кафедры правосудия юридического факультета Киевского национального университета им. Т.Шевченко. В 1998—2004 гг. была членом Высшего совета юстиции.

В 1996 г. возглавила Институт адвокатуры при Киевском национальном университете им. Т.Шевченко, с 2002-го— ректор Академии адвокатуры Украины.

В 2006 г. избрана президентом Союза адвокатов Украины.

Татьяна Викторовна — доктор юридических наук, член-корреспондент Национальной академии правовых наук Украины, заслуженный юрист Украины, награждена орденом княгини Ольги ІІІ степени.