Закон і Бізнес


Линия глухой защиты


№30 (1017) 23.07—29.07.2011
1590

С письмом о грубом нарушении прав 14 защитников обратился к генпрокурору и председателю Верховного суда РФ совет Федеральной палаты адвокатов.


Как сообщает пресс-служба ФПА, 17 мая 2011 года в Астраханском областном суде во время судебного заседания под председательством судьи В., рассматривавшей уголовное дело в отношении Х. и других, были обнаружены диктофоны, прикрепленные скотчем к внутренней стороне скамеек под сиденьями 14 адвокатов.

Защитники обратились к руковод­ству адвокатской палаты региона с просьбой отреагировать на нарушение их профессиональных прав в ходе рассмотрения дела. Поскольку диктофоны находились в режиме аудиозаписи, защитники сочли, что в отношении них незаконно проводились оперативно-разыскные мероприятия.

Совет Федеральной палаты адвокатов направил обращения в следственное управление Следственного комитета РФ по Астраханской области, председателю суда и прокурору области.

«Ответ из следственного управления не заставил себя ждать», — отмечают в ФПА. Ссылаясь на то, что «достаточных оснований для проведения процессуальной проверки в порядке ст.144—145 УПК РФ силами органов следственного комитета не имеется», обращение оттуда направили в прокуратуру.

Прокуратура Астраханской области в десятидневный срок рассмотрела обращение, провела проверку и установила, что вопрос об использовании гособвинителями звукозаписывающих устройств решен судом в порядке, предусмотренном ст.241 УПК РФ, участники судебного процесса были поставлены об этом в известность.

«Перестановка диктофона «ближе к месту расположения подсудимых», которую прокуратура признала, «была осуществлена в связи с началом допроса с целью улучшения качества записи», — отмечают в ФПА. — Ну а то, что качество записи лучше всего под скамейками у адвокатов – не удивительно, уголовно-процессуальным законом, по мнению прокуратуры, «порядок и место установки звукозаписывающих устройств не регламентированы».

На «не вполне корректную тактику» гос­обвинителя И., установившей диктофоны под скамейками без ведома и согласия защитников и их доверителей, в прокуратуре обратили внимание, о чем заместитель прокурора области сообщил руководству палаты.

Как говорится в заявлении Федеральной палаты адвокатов, «совет ФПА нашел в действиях (гособвинителя) И. грубое нарушение гарантий независимости адвокатов, вмешательство в адвокатскую деятельность и препятствование этой деятельности, а также нарушение права подсудимых на конфиденциальное общение с защитниками. По мнению совета, эти действия не могут быть расценены иначе, как воспрепятствование осуществлению правосудия. Они совершены государственным обвинителем с использованием им своего служебного положения и подпадают под признаки преступления, предусмотренного ч.3 ст.294 УК РФ».

Президент ФПА Евгений Семеняко от имени совета указанной палаты обратился с официальными письмами по этому поводу к генеральному прокурору Юрию Чайке и председателю Верховного Суда РФ Вячеславу Лебедеву.