Закон і Бізнес


Юбилей без параллелей

Не сожмись 10 лет назад пружина общественных настроений, возможно, не было бы и Майдана


Власть и закон, №11 (998) 12.03—18.03.2011
1314

Столкновения у памятника Тарасу Шевченко и на перекрестке улиц Лютеранской и Банковой 10 лет назад казались настоящими боями. Теперь такое можно наблюдать разве что на футбольных матчах, и то иногда… Акции нынче напоминают хорошо отрежиссированные и частенько «подогреваемые зеленью» шоу. Каждодневные проблемы оттеснили на второй план политические протесты, а на экономические не готов идти так и не сформировавшийся средний класс.


Экскурс в будущее

Историки не хотят сидеть без дела, поэтому попытка обозначить 10-ю годовщину акций протеста «Украина без Кучмы» как нечто «р-р-революционное» была предпринята. Слабенькая, нерезонансная, но была. У ученых тоже, знаете ли, кризис. Глядишь, оппозиция и подхватит такой «пас»!
Не подхватила… Оппозиция занята куда более рацио¬нальными вещами. Это позволяет «пиариться» дешевле, в соответствии с запросами времени. Кто-то наносит визиты родне и меняет прически, кто-то под лозунгом «если не я, то кто же?» активно дискредитирует работу Правительства, а кто-то настолько увлекся идеями объединения, что напрочь забыл золотое правило арифметики: «Делить на ноль нельзя, а умножать — бесполезно».
Несколько сотен активи¬стов УНА — УНСО тоже вспомнили события десятилетней давности и пришли к памятнику Кобзарю. А какие еще публичные акции этой организации мы можем вспомнить за последнее время? И вот 10-летие — чем не повод напомнить о себе?
Эта «демонстрация силы» тоже выглядела бы потешной, если бы на фоне статистики вдруг не проскочили грустные цифры: оказывается, трое из десяти наказанных тогда за акции протеста уже умерли, причем в весьма молодом возрасте. На чей алтарь они принесли свои жизни? Политиков, которые даже не удосужились о них вспомнить?
Возможно, будь в оппозиции люди, так сказать, поавантюрнее, они попытались бы провести параллели между теми, 10-летней давности, акциями протеста и нынешними событиями на Ближнем Востоке. Мол, «берегитесь, тираны!». Но параллели как-то не проводятся.
Оппозиция ныне утоляет жажду к приключениям на «стенах» Twitter или Facebook, полагая, очевидно, что рядовой украинец, отстояв в очереди за гречкой или оплатив счета за коммунальные услуги, тут же прилипает к экранам ноутбуков и «ай-подов», следя за движениями оппозиционной мысли! Да, в начале века сих заблуждений еще не ведали...

Иллюзии демократии

Чем больше времени отделяет нас от конца бурных 1990-х — начала не менее бурных «нулевых» лет, тем все более умеренным, взвешенным, сбалансированным кажется нам то время. И отношения в треугольнике Россия —Украина — Европа были как-то уравновешены, и на Украину возлагались большие надежды. То был период бури и натиска.
Да, в демократии отставали. Свобода слова лишь формировалась, случались срывы и коллизии, в руководстве попадались темные личности, общество того времени можно, пожалуй, сравнить с человеком, абсолютно незащищенным перед новыми штаммами гриппа. Но все это варилось, кипело, бурлило, выдавая «на-гора» личностей в политике, экономике, журналистике; партии множились, как грибы после дождя, в парламенте шли ожесточенные дискуссии. Возможно, то была иллюзия но иллюзия полноценной общественной жизни.
Рецепты тогда писали простые и понятные (наследие 1990-х?): вот, мол, сменим этих, плохих, придут чистые и светлые, они тут же все сделают по-человечески, демократия победит — и все мы будем счастливы!
Все было понятно: вот она, цель — демократия; вот они, «враги демократии»! Что еще надо! Вперед, на баррикады… Как знать, не сожмись тогда, в 2001-м, пружина общественных настроений — был ли бы потом, в 2004—2005-м, Майдан…
Но после бурного «выплеска» протестных настроений вся злость общества по отношению к «врагам демократии» как-то поулеглась, поутихла. Возможно, общество осознало себя, поняв, что дело во¬все не в формальной демо¬кратии, все куда глубже — в нас самих, в той ментальности, которая за долгие годы исторических и общественных коллизий абсолютно исказила понятие публичного протеста, сведя его к двум пушкинским строкам: либо «народ безмолствует…», либо «страшен бунт, бессмысленный и беспощадный»…
После Майдана — время безмолвствования…

Претензии на протест

Нельзя сказать, что перио¬дически не возникают какие-то претензии на протест. В конце минувшего года мы наблюдали за попыткой предпринимателей сказать свое слово. У среднего класса так, увы, и не сформировалась лоббистская структура в политике. Поэтому предприниматели вышли на Майдан сами, отметя попытки «пришить политику» и даже не приняв в свои ряды конкретных политиков. Сейчас ходят слухи о протестах в связи с подорожанием бензина, что влечет за собой, соответственно, подорожание продуктов. Люди предъявляют конкретный счет политикуму. Не лозунги, а счет…
Как бы там ни было, эти протесты не под политиче¬скими лозунгами и не ради конкретных политиков тоже имеют двоякий смысл. Люди не хотят верить обещаниям. Что, с одной стороны, безусловно, отдаляет политиков от людей. С другой — возможно, это не менее реальный шаг к демократии, чем тот конф¬ронтационный в 2001-м. Тогда людям казалось (вернее, им подсказали!): вот будет Украина без какого-то конкретного политика — и сразу всем будет хорошо. А оказалось, что с уходом или приходом конкретной личности все проблемы демократии не решаются.
Возможно, это и есть главный урок 10 прошедших лет. Они пронеслись, но вместили в себя столько событий!
Для конкретного человека это немалый срок. Для исторического прогресса —песчинка в пустыне. Общество взрослеет и мудреет, приходя к пониманию: простые ответы бывают лишь на самые примитивные вопросы.
Учась отвечать сложнее, многоплановее, возможно, придется и вовсе позабыть о протестных, уличных формах выражения общественных потребностей. В конце концов, выборы-то хоть и перенесли, но не отменили. Там, как говорится, и встретимся!..

Владимир КАЦМАН