Закон і Бізнес


Быстрые деньги

Ограничение на снятие депозитов сделает их краткосрочными


Банки и клиенты, №10 (997) 05.03—11.03.2011
1475

Уже много лет банки пытаются обжаловать одну особую норму Гражданского кодекса. И в старой, и в новой редакции закона подчеркивается: гражданин является владельцем своего депозита и может забрать его досрочно. Это право ему гарантировано, что бы ни было написано в договоре, заключенном с финучреждением. Банкиры трактуют это как угрозу для себя. Например, человек положил деньги на год, но через два месяца без предупреждения приходит в банк и разрывает договор. Годовой депозит превращается в двухмесячный.


Опасные возможности

Если случаи досрочного снятия вкладов единичные, финучреждение может выдать деньги. Если придется отдавать 3—5% всех депозитов, это уже, так сказать, испытание на прочность. Если же хотят забрать 10% всех вкладов, то во всем мире это считается угрозой для банка.
Например, в 2004 году возник конфликт между акционерами банка «Надра». Миноритарии, имевшие отношение к группе УкрСиббанка, хотели продать свои акции. Мажоритарии покупать за такие деньги не пожелали и решили «размыть» долю бывших партнеров.
В ответ была проведена информационная кампания под лозунгом: «Банк «Надра» решено ликвидировать». В учреждение побежали перепуганные вкладчики, чтобы забрать депозиты. Это был едва ли не первый случай, когда норма Гражданского кодекса угрожала существованию финучреждения.
Вскоре аналогичная ситуация сложилась в банке «Мрия», а еще через несколько месяцев начался финансовый кризис 2004 года. Проблема досрочного снятия коснулась почти всех 160 банков, и для прекращения паники НБУ даже ввел мораторий на возврат депозитов. Аналогичный мораторий регулятор повторно ввел в 2008-м.
После первого кризиса финучреждения «атаковали» ст.1060 Гражданского кодекса, которая позволяет населению забирать вклады. Звучали разные аргументы: такого нет нигде в мире, так нечестно, они выдали кредиты и не могут отдавать «длинные» вклады.
Специалисты говорят, что введение ограничений на снятие депозитов даст им «длинные» деньги для кредитования экономики и повысит стабильность банковской системы.
Их аргументы имеют право на существование, однако есть и другая сторона проблемы. Кризис 2008 года показал, что НБУ не способен помешать искусственному банкротству банков. Если владельцы финучреждения захотят вывести из него все активы, им это удастся.
Кроме того, Нацбанк не может, не хочет и не должен гарантировать курсовую стабильность. Однако страна все еще исчисляет цены в долларах, и малейшая девальвация приводит к тому, что свекла и картофель дорожают.
И это только две причины, почему население выступает против запрета на до¬срочное снятие депозитов. Именно поэтому из старого Гражданского кодекса норма перекочевала в новый, и ст.1060 стала символом финансовой проблемы.

Два варианта

После смены руководства Нацбанка лед тронулся. Регулятор вынес на открытое обсуждение два рабочих варианта будущих изменений в ГК.
Первый вариант допускает простой алгоритм: если человек положил деньги на определенный срок, то до его окончания не сможет забрать деньги, разве что в особых случаях — на похороны или лечение. Для тех, кто хочет иметь средства под рукой в любой момент, банки должны предлагать вклады до вос¬требования.
Второй вариант мягче: НБУ предлагает установить отсрочку на снятие денег. По вкладам до востребования она будет составлять до трех рабочих дней, по срочным — до месяца. То есть финучреждение будет выбирать: если сможет — вернет деньги даже через минуту.
В настоящее время, по словам директора юридиче¬ского департамента НБУ Виктора Новикова, регулятор изучает предложения. Некоторые банки поддерживают послед¬ний вариант, но есть и другие предложения. Например, введение особого типа долгосрочного вклада.
Спустя некоторое время все идеи систематизируют. В любом случае роль регулятора сведется лишь к подготовке соответствующего законопроекта.
«Мы предложили два варианта, но они не являются исчерпывающими. Решать все равно будет парламент, а не Нацбанк. Нужно успокоить население: новый закон коснется только будущих вкладов», — отметил В.Новиков.

Мирового опыта нет

Из уст банкиров, требующих запретить досрочное снятие депозитов, часто звучит: «как во всем цивилизованном мире». Выяснилось, что это всего лишь слова. «Мы изучали мировой опыт, он неодно¬значен, даже противоре¬чив», — отметил В.Новиков.
По его словам, в немецком законодательстве нет понятия «депозит». Вклад регулируется нормами, одинаковыми и для вещей, и для денег. Владелец может за¬брать его когда угодно и по первому требованию. Такая же норма есть и в законодательстве Франции. А вот в США за подобные действия преду¬смотрены штрафы, взыскивая которые, могут затрагивать даже тело депозита.
Юрист НБУ рассказал о неудачном российском опыте введения такого ограничения. «Там был законопроект, предусматривавший более жесткий вариант. Он вызвал большой негатив, поэтому его сняли из рассмотрения», — подчеркнул В.Новиков.
Среди финансистов есть радикалы и люди, придерживающиеся умеренных взглядов. Первые требуют принять более жесткий вариант, предложенный НБУ. Вторые вы¬ступают за более мягкий закон.
Сегодня срочных депозитов населения де-факто в Украине не существует, ведь ГК обязывает банк вернуть деньги вкладчику. При таких условиях нужно дать финучреждениям право требовать досрочного возвращения кредитов, объясняют свою позицию эксперты, выступающие за жесткий вариант. По их мнению, сейчас банки «сидят на деньгах», потому что боятся, что завтра им придется возвращать депозиты.

Альтернативная позиция

«Пора четко прописать взаимоотношения банков и клиентов. Полный запрет до¬срочного снятия вкладов с точки зрения операционного управления банком очень удобен. Однако более мягкий вариант будет лучше воспринят обществом», — отметил доцент кафедры банковского менеджмента Национального экономического университета Андрей Никитин.
Он подчеркнул, что банки являются финансовыми посредниками. Их интерес не должен доминировать, если население не заинтересовано размещать депозиты на длительный срок, а предприятия — финансировать долгосрочные проекты.
Наиболее резко, конечно, отреагируют клиенты проб¬лемных финансовых учреждений.
«Позиция вкладчиков формируется под влиянием форс-мажорных обстоятельств. Это происходит и в «мирное» время. Форс-мажор может возникнуть из-за плохой работы учреждения и в результате конкуренции банков. Однако есть форс-мажоры, вызванные тем, что финучреждения готовятся к банкротству. Эти ситуации очень тревожат вкладчиков», — подчеркнул руководитель инициативной группы вкладчиков ликвидированных банков Александр Белов.
Похоже, НБУ учитывает возможное недовольство населения и не хочет повторять российский сценарий. В частности, В.Новиков отмечает, что вопрос досрочного снятия депозитов нельзя рассматривать отдельно. «Речь идет о комплексе мер», — сказал он.
В частности, одновременно парламент должен принять закон, в котором будет прописано цивилизованное выведение финучреждения с рынка. Кроме того, необходимо провести пенсионную реформу и создать второй уровень накопительной пенсионной системы.
Необходимо внести изменения в законы о рынке ценных бумаг, рынке ипотечных облигаций и работе негосударственных пенсионных фондов. Таким образом, ограничение права на досрочное снятие депозитов должно быть компенсировано усилением надзора.

Чего ждать?

В 2009 году Виктор Янукович как лидер оппозиции высказывался против запрета на досрочное снятие вкладов. Однако сегодня ситуация изменилась — он при власти. Скорее всего, изменения в ГК таки будут приняты.
Над этим вопросом работает НБУ, который до сих пор только делал вид, что хочет им заниматься. На самом деле изменить ГК регулятор и не пытался. Он не стал воплощать и идею автоматического введения моратория на снятие вкладов, привязав его к четкому критерию — уменьшению депозитов на 5% за короткое время.
В отличие от своего предшественника, нынешний глава НБУ уже несколько раз демонстрировал, что может легко получить поддержку парламента. В то же время, как показывает российский опыт, ограничения вряд ли будут приняты в соответствии с жестким сценарием. Вполне вероятно, что этот вариант нужен лишь для продвижения мягкого.
Предугадать, какой будет формулировка будущего законопроекта, пока невозможно. Наверное, будут детально прописаны процедуры снятия денег по уважительным причинам, чтобы не было злоупотреблений ни со стороны клиентов, ни со стороны банков.
«Мы же не догму написали и на сайте вывесили. Будем учитывать конструктивные мнения во время доработки», — отметил В.Новиков.
Немало экспертов считают, что население все же смирится с новыми нормами. У людей нет выбора: в кредитные союзы они не пойдут, на фондовый рынок — тоже. Банковский сегмент как контролировал 95% сбережений населения, так и будет контролировать еще долгие годы, говорят они.
«Безусловно, сначала могут возникнуть недоразумения с вкладчиками, поэтому необходимо проводить индивидуальную разъяснительную работу с клиентами. Но, исходя из нашей практики, за последние 2—3 года лишь 2—3% вкладчиков банка разрывали договоры банковских вкладов досрочно, так что особых проблем возникнуть не должно», — считает заместитель председателя правления одного из коммерческих банков.
Учитывая такой небольшой процент желающих разорвать договор, не понятно, зачем вообще трогать Гражданский кодекс.
Другое дело, что рынок депозитов может сильно измениться. «Может, мы дойдем до ситуации, когда никто не захочет вкладывать больше чем на 3 месяца», — отметил А.Никитин.
С ним солидарны и некоторые другие эксперты. Не исключено, что жесткое ограничение приведет к росту депозитов до востребования. Люди будут каждый раз вкладывать деньги на короткий срок, чтобы постоянно иметь к ним доступ.

Сергей ЛЯМЕЦ, «Экономическая правда»