Закон і Бізнес


Качество в обмен на количество

ВС против возвращения прежних полномочий за счет сокращения штата


Судебная власть, №10 (997) 05.03—11.03.2011
1564

Представители Верховного Суда опять задумались над тем, как убедить законодателей вернуть им статус наивысшего судебного органа и прежние полномочия. Однако особое внимание прессы к заседанию Пленума ВС объяснялось совсем другими причинами: ожидалось, что именно в последний день зимы коллеги выразят недоверие руководителю этого органа Василию Онопенко. Правда, 28 февраля события в Кловском дворце разворачивались согласно запланированному сценарию, и вопрос об отставке Председателя ВС никто не поднимал.


Участников Пленума больше волновало профессиональное будущее, точнее очередные законодательные коррективы, предложенные нардепом Дмитрием Притыкой. Несмотря на то что инициатива появилась на свет по «венецианскому» рецепту, горькой пилюлей для судей наивысшей инстанции стало предложение провести среди них своеобразный кастинг, в результате которого должны выбрать двадцатку лучших вершителей правосудия.

Похвальные намерения

Как заявил в начале заседания В.Онопенко, положениями указанного документа предусматривается, в частности, расширить полномочия ВС и перечень оснований для пересмотра им дел, уточнить порядок рассмотрения дел ВС на переходный период и процедуру их передачи в Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел. «Законопроект в целом заслуживает поддержки, поскольку его принятие даст возможность в известной мере восстановить конституционный статус ВС, расширить его процессуальные полномочия, а значит, и повысить уровень судебной защиты граждан», — убежден В.Онопенко. По его словам, заслуживают внимания положения, которыми предлагается дополнить перечень оснований для подачи заявления о пересмотре решений еще одним — неодинаковое применение норм процессуального права, регулирующих вопрос соответствующей судебной юрисдикции.
Позитивом Председатель Суда назвал и намерение парламентариев восстановить процессуальные полномочия судебных палат ВС по рассмотрению ими дел соответствующей судебной юрисдикции. По мнению В.Онопенко, следует поддержать и положение о предоставлении возглавляемому им органу права принимать новое решение по существу дела, которое пересматривается. Также наивысшему судебному органу планируют вернуть полномочия обобщать судебную практику и давать обителям Фемиды разъяснения по вопросам применения законодательства.

Тест на пригодность

Вместе с тем, по словам руководителя ВС, отдельные положения этой законодательной инициативы перечеркивают весь ее позитив. «Главным образом это касается предложения фактически в принудительном порядке уменьшить количество судей ВС до 20. Эту функцию должна выполнить Высшая квалификационная комиссия судей», — отметил В.Оно¬пенко. По мнению последнего, его коллегам предлагается пройти процедуру дополнительной переаттестации, «такой себе тест на пригодность». Эти положения проекта, по мнению Василия Васильевича, не соответствуют ч.5 ст.126 Основного Закона, в котором определен исчерпывающий перечень оснований для осво¬бождения судьи от долж¬ности. Кроме того, как заявил докладчик, это противоречит конституционному принципу, предусматрива¬ющему, что судьи занимают должности бессрочно, а также принципу независимости судебных органов в соответствии с международными актами.
Поэтому В.Онопенко предложил исключить данные положения из текста документа. «Вместо этого следует включить положение об отмене введенного законом «О судоустройстве и статусе судей» порядка подачи заявления о пересмотре решения ВС по решению высшего специализированного суда, — отметил В.Онопенко. — Право лица обратиться в ВС как наивысший судебный орган не может ставиться в зависимость от решения соответствующего суда, непосредственно вынесшего решение по делу, с которым лицо не соглашается». В проекте заключения Пленума относительно предложенных изменений приводятся и другие правовые аргументы.
А вот последним доводом В.Онопенко стало то, что в ближайшее время этот проект планируют рассмотреть во втором чтении на заседании парламента. По информации председательствующего, от народных депутатов поступило немало предложений по поводу этого документа, часть которых совпадает с позицией представителей ВС. «В частности, относительно недопустимости введения принудительного отбора судей ВС, и относительно нецелесообразности отмены допуска дел в наивысший судебный орган, и относительно необходимости расширения полномочий ВС», — резюмировал Председатель Суда и призвал своих коллег как можно скорее принять заключение Пленума.

Есть ли в активе позитивы?

Впрочем, у части собравшихся этот проект заключения вызвал замечания. В част¬ности, Светлана Вус заявила: в данном проекте существенных позитивов нет, речь идет лишь о возвращении незначительной части прежних полномочий ВС. Последние, по мнению служителя Фемиды, не влияют ни на доступ граждан к правосудию, ни на функциональную деятельность ВС. «Разве мы можем говорить, что это хороший проект?» — апеллировала к своим коллегам докладчик. Сейчас, убеждена она, ВС, в сущности, «уничтожают» и «разгоняют». Однако это, по словам С.Вус, можно было бы стерпеть, поскольку это «личная трагедия» ее коллег, если бы при этом не затрагивались права граждан. По ее словам, весь позитив законодательной инициативы нивелируется другими предложениями, в частности по поводу уменьшения штата судей.
Убедить ее попробовал председательствующий. «Позитив или негатив?.. Давайте скажем объективно: нам возвращают достаточно значительные полномочия. Почему же не сказать, что это позитив?» — апеллировал к коллеге В.Онопенко.
В то же время Николай Гусак обратил внимание собравшихся на то, что в проекте заключения ничего не сказано о намерении законодателей вернуть Пленуму ВС право давать разъяснения судам. По его информации, в Европе уже давно отказались от того, чтобы рекомендательными разъяснениями улучшать состояние осуществления правосудия. «У нас есть другие инструменты, которые мы сегодня используем», — за¬явил представитель ВС. Этими инструментами он назвал судебные решения, являющие¬ся обязательными, образцовыми и аргументированными. «Постановления Пленума — это шаг назад», — отметил Н.Гусак.
А вот по убеждению Виктора Кривенко, анализировать нужно не только каждое изменение, которое предлагается внести, но и те нормы, которые необходимо восстановить.
По мнению Александра Терлецкого, анализируемый документ нужно расширить так, чтобы он помог урегулировать ту критическую ситуацию, которая сложилась. Он также отметил, что согласно Конституции участникам судебного процесса обеспечивается право апелляционного и кассационного обжалования решения, реализовать которое можно путем обжалования вердикта суда первого звена в апелляционную и кассационную инстанции, а также пересмотра соответствующих решений наивысшим судебным органом. «Сразу возникает вопрос: каково место ВС?» — поинтересовался А.Терлецкий. По его мнению, ответ невозможно дать без внесения соответствующих изменений в стст.38 и 39 закона «О судоустройстве и статусе судей», точнее возвращения к предыдущему определению роли и места ВС в судебной системе (ст.47 закона «О судоустройстве Украины». — Прим. ред.).
Неудовлетворен проектом заключения Пленума был и Виктор Маринченко. Он зачитал отрывок из преамбулы этого документа, где речь идет о том, что положениями проекта предусматривается расширить полномочия ВС. «Полномочия ВС не расширяются. Мы можем говорить о том, что они лишь частично возвращаются», — убеждал представитель наивысшего судебного органа.

Эмоциональное совершенствование

Учитывая высказанные замечания, часть собравшихся предложили усовершенствовать проект. В частности, Н.Гусак озвучил предложение объявить перерыв на день, чтобы рабочая группа доработала текст данного документа. «Понимаете: время поджимает», — апеллировал к коллегам В.Онопенко, по информации которого, данный проект планировали рассмотреть во втором чтении на заседании Комитета ВР по вопросам правосудия 2 марта. На этом собрании, по словам председательствующего, он намерен отстаивать позицию возглавляемого им органа. «Я согласен с тем, что чем совершеннее будет данный документ, тем лучше», — заявил руководитель Суда и попросил коллег поторопиться с принятием.
Свою точку зрения выразил и Иван Шицкий. По его мнению, все выраженные замечания можно учесть, внеся редакционные правки. «Вынесли предложение. Оно осмысливается. Потому что эти правки редакционные, и нет необходимости голосования Пленумом, — заявил судья. — Не нужно столько эмоций. Можно подумать, что кто-то собирается это (заключение. — Прим. ред.) читать».
Чтобы не тратить попусту время и проработать озвученные предложения, собравшиеся решили создать рабочую группу, которая должна усовершенствовать этот документ. Заключение Пленума в целом поддержали 44 присутствующих судьи, 1 высказался против.

От общего к личному

После заседания журналистам удалось пообщаться с В.Онопенко. На вопрос, знает ли он о намерении некоторых судей ВС выразить ему недоверие, руководитель Суда ответил, что узнал об этом из СМИ. По его словам, действительно в ст.43 закона «О судоустройстве и статусе судей» прописана такая процедура, для чего необходимо по меньшей мере 10 подписей под ходатайством о созыве Пленума. «Скажу вам честно: я не видел этих подписей, никто мне их не передавал. Но такое право законом предусмотрено», — заявил В.Онопенко, отметив при этом, что в случае необходимости готов отчитаться перед коллегами о своей работе.
Рассказал руководитель Суда и о недавней встрече с Президентом, состоявшейся 14 февраля. По его информации, «львиная доля» беседы была посвящена состоянию осуществления правосудия в Украине. «Кроме некоторых позитивных вещей, я негативно охарактеризовал закон «О судоустройстве и статусе судей» и его реализацию», — проинформировал В.Онопенко. По его словам, Виктор Янукович чрезвычайно обеспокоен ситуацией, сложившейся в обителях Фемиды, особенно в том, что касается защиты прав и свобод граждан в национальных судах.
Василий Васильевич сообщил, что недавно был в Страсбурге, где встречался с председателем и судьями Европейского суда по правам человека. Все они, по словам руководителя ВС, выразили свою обеспокоенность тем, что все больше украинцев ищут правду за рубежом. «Я объяснил это тем, что ВС фактически отстранен от правосудия. Вы видите, что мы не являемся тем фильтром, который должен быть в национальном судопроизводстве», — заявил он, отметив, что такого нет нигде в Европе. «Любой Верховный Суд — это та инстанция, где нужно ставить окончательную точку», — констатировал В.Онопенко.
Он проинформировал пре䬬ставителей масс-медиа и о том, что остальные 10% беседы с гарантом были посвящены полномочиям ВС, в частности и в контексте предлагаемых Д.Притыкой изменений.
Вместе с тем, по словам Василия Васильевича, в конце своей встречи с главой государства он «реанимировал» вопрос и о проблемах, с которыми пришлось столкнуться членам его семьи. «Президент не знал о том, что было возбуждено уголовное дело против моей дочери», — заверил В.Онопенко акул пера. По его информации, не знал В.Янукович и о проведении обыска в жилище руководителя ВС. «Он был обеспокоен этим фактом», — рассказал Председатель ВС. Также, по мнению судьи, глава государства не был «правильно проинформирован» и относительно его зятя, бы¬вшего первого заместителя министра юстиции Евгения Корнийчука.
Напомним: на следующий день после визита В.Онопенко на Банковую мужу его дочери изменили меру пресечения с ареста на подписку о невыезде. Тогда же Генеральная прокуратура вынесла постановление о закрытии уголовного дела и против дочери председателя ВС Ирины. Правда, сам руководитель ВС такое развитие событий со встречей с В.Януковичем не связывает. «Считаю, что Президент на это не влиял, — заявил В.Онопенко. — Понятное дело, что после моей информации он стал более информированным».
Председатель наивысшего судебного органа рассказал и о важности принятия заключения Пленума. По его словам, несмотря на то что в проекте Д.Притыки частично восстанавливаются полномочия возглавляемого им органа, в нем есть и «опасные вещи». «Ложка дегтя в бочке меда», — так он охарактеризовал предложение провести «кастинг» среди судей ВС. Негативом В.Онопенко назвал и положение, в котором речь идет о том, что в судебных палатах ВС должно быть лишь по 5 судей. «Если кто-то заболел, то палата не работает. Этим ВС загоняют в угол», — заявил Василий Васильевич. В то же время он выразил надежду, что депутаты прислушаются к мнению его коллег. Недаром, по информации В.Онопенко, Владимир Пилипенко внес поправку к этой законодательной инициативе, речь идет о необходимости увеличения численности судей наивысшего судебного органа до 44 (по 11 лиц в каждой палате). «Мы с этим соглашаемся», — отметил он.
В заключение руководитель ВС заявил, что не чувствует на себе политического давления. «Давить на меня нет оснований. Я буду работать так, как и работал», — резюмировал он.

Ольга КИРИЕНКО

Опрос «З&Б»

Какой ВС нам нужен?

Как оказалось, напрасно представители Верховного Суда торопились с принятием заключения относительно законопроекта нардепа Дмитрия Притыки. 2 марта заседание Комитета ВР по вопросам правосудия так и не состоялось. Как рассказал руководитель парламентского подразделения корреспонденту «ЗиБ», просто не было кворума. «Никакой интриги здесь нет», — заверил Сергей Кивалов, отметив, что собираться ради рассмотрения одного проекта не стоит, поскольку нардепы достаточно плодотворно поработали на предыдущем заседании.
Наш еженедельник по горячим законодательным следам решил поинтересоваться у членов профильного комитета: какой ВС нам нужен? какое количество людей в мантиях будет достаточным для наивысшего судебного органа?

Дмитрий ШПЕНОВ, фракция ПР:
— Недавно я внес свыше 40 поправок к этому законопроекту. А что касается количества судей ВС, то это вопрос дискуссионный. Думаю, что решать его должен судебный орган в зависимости от объемов нагрузки. Мои поправки вопроса количества судей ВС не касаются, а в целом базируются на рекомендациях Венецианской комиссии. Однако я не сторонник того, чтобы расширять полномочия наивысшего судебного органа. Считаю, что полномочий, которыми ВС наделили в процессе проведения судебной реформы, достаточно.

Андрей СЕНЧЕНКО, фракция БЮТ — «Батьківщина»:
— То, что сделали, назвав судебной реформой, в сущности, разрушение системы правосудия. И та эволюция, которую теперь планируют провести в ВС, нацелена на одно: захватить власть в третьей ветви. Поэтому поддержать подобные новации я не могу. Что касается того, каким должен быть ВС, то это вопрос приведения судебной системы в состояние работоспособности, чтобы понятие «правосудие» вернулось в нашу жизнь.
Последний вопрос я вообще считаю неправомерным. Поскольку целесообразно говорить не об оптимальном количестве судей ВС, а о том, какие функции останутся у этого органа.

Сергей КИВАЛОВ, фракция ПР:
— Думаю, что нам нужен такой ВС, которому бы доверяли граждане, а представители других судов считали, что в ВС работают лучшие, наиболее подготовленные специалисты. По моему убеждению, представители высшего судебного органа не должны работать в пленарном режиме. Практика подтвердила неэффективность такого алгоритма, поэтому нужно вернуться к механизму рассмотрения дел в палатах.
Нужно не стесняться того, что в законе были допущены определенные неточности, которые мы теперь и исправляем. Сегодня мы хотим дать больше полномочий ВС, это следует из рекомендаций Венецианской комиссии.
Что касается количества судей ВС, то считаю, что оно не должно уменьшаться до 20. По моему убеждению, должно быть 28, по 7 судей в каждой палате.

Владимир ПИЛИПЕНКО, внефракционный:
— Я внес поправку к законопроекту Д.Притыки относительно увеличения численности судей ВС до 44 лиц, чтобы в каждой палате было по 11 судей. Принимая во внимание нынешнее процессуальное законодательство, считаю, что это достаточное количество профессионалов, которые могут соответствующим образом осуществлять правосудие в ВС. Надеюсь, что мои коллеги поддержат эту поправку. Кстати, мое предложение предопределено заключениями Венецианской комиссии.
Что касается первого вопроса. Считаю, что нам нужен такой ВС, который отстаивал бы интересы судебной системы и принимал решения, которые были бы образцом, эталоном для всех судов.

Вадим КОЛЕСНИЧЕНКО, фракция ПР:
— В законе «О судоустройстве и статусе судей» четко определено количество судей ВС — 20 лиц. И вопрос их численности не является предметом проекта, которой внес Д.Притыка. Инициатива последнего связана с расширением полномочий наивысшего судебного органа, учитывает мнения, которые высказывают представители высших специализированных судов. Мы наделяем ВС дополнительными полномочиями в связи с тем, что существует общее мнение судейского корпуса относительно целесообразности таких изменений.
Думаю, что сейчас ВС со своими нынешними функциями и полномочиями справляется. Самое главное: у нас уже нет двойной кассации, существование которой было позорным явлением для отечественной судебной системы.

Записала Александра ПИОНТКОВСКАЯ