Закон і Бізнес


Не хлебом единым

«Большая двадцатка» не решила, как бороться с продовольственным кризисом


Банки и клиенты, №9 (996) 26.02—04.03.2011
988

Обсуждение реформы мировой валютно-денежной системы откладывается, ограничения цен на продовольствие и другие биржевые товары не будет. Таков итог встречи министров финансов и глав центробанков стран «большой двадцатки» в Париже.


Среди важных событий, которые произошли во время саммита, стоит отметить расширение организации БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). К четырем развивающимся странам, на долю которых приходится 26% всей территории планеты, 42% населения и 14,6% мирового ВВП, присо¬единилась пятая — ЮАР (South Africa). И теперь блок именуется БРИКС.
Расширение БРИК — попытка ограничить монополизм развитых стран в области принятия финансовых, экономиче¬ских и политических решений в мировом масштабе, считают эксперты. Кстати, планируется, что саммит стран блока БРИКС состоится уже в апреле этого года в Китае. Участниками данной организации могут стать также Иран, Турция, Южная Корея.
Что касается саммита, то тема скачков биржевых цен на сырьевые товары обсуждалась лишь в общих чертах. Пока речь идет только о том, чтобы сделать этот рынок более прозрачным, иметь больше дополнительной информации о заказах, о потреблении. Правда, частично то, ради чего собирались в Париже, финансистам клуба ведущих экономических держав все же удалось обсудить. А после длительных дискуссий даже предварительно согласовать параметры координации экономической политики стран — членов «двадцатки».
В качестве единых индикаторов вначале был представлен перечень из пяти универсальных «рецептов» макроэкономической стабильности, на которые должны ориентироваться развитые страны, чтобы не провоцировать кризисы, подобные коллапсу 2008 го¬да. Разбалансированность макроэкономических показателей, по мнению экономистов, стала причиной «валютных войн», идущих в мире с прошлой осени.
Франция, председательствующая на форуме, предложила включить в систему таких индикаторов дефицит бюджета, государственный долг и объемы частных накоплений, баланс текущих расчетов и торговый баланс, валютные резервы и реальный курс национальной валюты.
Однако главным камнем преткновения стала позиция Пекина, который не заинтересован в оценке дисбалансов в его экономике. При этом особенно сильно национальные интересы Китая задевает идея сокращения валютных резервов в «кубышках» центробанков. КНР уже вышла на первое место по международным резервам ($2,7 трлн). В результате долгих прений объем валютных резервов «большая двадцатка» при анализе дисбалансов согласилась не учитывать. В компромиссный список попали такие индикаторы, как государственный долг и дефицит бюджета, текущий торговый баланс стран, по которому будут оцениваться обменные курсы, налоговая и финансовая политика государств.

Татьяна ЗЫКОВА,
«Российская газета»