Закон і Бізнес


Система в ожидании «перезагрузки»

Судебная реформа «зависла» на коррупции и зависимости


Право соседа, №8 (995) 19.02—25.02.2011
1218

Реформа российской судебной системы пробуксовывает. Президент РФ Дмитрий Медведев на встрече с членами Общественной палаты дал понять, что его не устраивают ни темпы реформирования судебной системы, ни до¬стигнутые результаты. Несмотря на повышенное внимание к проблеме независимости судов, кардинальных изменений, как утверждают многие эксперты, не происходит. По мнению последних, основной проблемой является чрезвычайно низкий авторитет судов.


«Реставрация» авторитета

«Необходимо будет приложить усилия, чтобы суд занял надлежащее место в системе ценностей, подчеркиваю — не в государственной машине, а в системе ценностей, потому что суд — это ценностная категория», — подчеркнул глава государства. При этом он пообещал продумать механизмы корректного контроля судебной системы, который поможет снизить коррупциогенность судов.
Как отмечают эксперты, ряд резонансных несправедливых приговоров судов только усилил пессимизм в обществе, что уже стало национальной тенденцией.
Согласно статистическим данным большинство россиян полагают, что суды очень коррумпированы. 56% опрошенных (в 2010 году) уверены, что судьи берут взятки «очень часто» и «довольно часто». При этом непосредственно сталкивались с коррупцией в судах лишь незначительная часть опрошенных: 3% попадали в подобные ситуации сами, у 7% в таких ситуациях оказались родственники. Для абсолютного большинства граждан источниками сведений о коррумпированности судов являются разговоры со знакомыми и сообщения в СМИ.
При этом 45% заявили, что, если можно решить их проблему в суде в обход закона, они готовы пойти на это.
Судебная реформа «пересекается» с другим программным пунктом президентства Д.Медведева — противодействием коррупции.
В частности, предлагается восстановить и упростить ведение правоохранительными органами оперативно-разыскных мероприятий в отношении судей. Фактически это означает лишение иммунитета ряда категорий судей. Также в ближайшее время возможно ужесточение уголовной ответственности для служителей Фемиды за принятие неправосудных решений: сейчас она существует, но из-за сложного порядка возбуждения дел против судей эта норма не работает.
Другой вариант решения проблемы, по мнению адвоката Анатолия Кучерена, — ужесточить инициированные президентом поправки к УК о введении кратных штрафов за взятки, сняв верхний предел штрафа.

Корпорация солидарности

В свою очередь судья в отставке, бывший зампредседателя Конституционного Суда РФ Тамара Морщакова называет основной проблемой судебной системы не столько коррумпированность законников, сколько их зависимость от власти.
При этом мало кто связывает зависимость судебной власти от исполнительной с закрытостью судебной системы. Между тем, уверяют многие эксперты, именно «герметичность» последней не позволяет понять причины многих деструктивных явлений и тем более уволить явно коррумпированных судей, что дает возможность заинтересованным лицам и дальше манипулировать ими.
За судебной системой, в которой корпоративная солидарность стала главным принципом, не осуществляется контроль извне. Избрание бессрочно, несменяемость судей в таких условиях создают предпосылки для злоупотреблений судейской защищенностью. «Корпоративная закрытость полная! Мы создали железобетонную корпорацию, и, к сожалению, эта корпорация не способна в полной мере к самоочищению… Если бы она могла сама изгонять тех, кто нарушил закон, то, может быть, это было бы нормально, но, к сожалению, она сегодня это делать не может», — констатировал Д.Медведев.
Для исправления ситуации необходима корректировка базовых законов о судоустройстве в России, в первую очередь — касающихся работы квалификационных судейских коллегий. Очевидно, в них надо до минимума сократить присутствие самих судей и пересмотреть порядок обжалования их решений судами.
Система квалифкомиссий сегодня занимается не очист¬кой судейского сообщества, а как раз является механизмом, за счет которого формируется судейская вертикаль.
Т.Морщакова утверждает, что «у нас нет независимых судей, потому что они находятся под очень сильным влиянием председателей судов, очень широки основания для лишения должности». В связи с этим кажется очевидным, что вопросы лишения статуса необходимо решать иначе. Это должен быть или импичмент, или самостоятельная процедура, которую могли бы осуществлять органы, состоящие из судей, но не из тех судей, которые еще рассматривают гражданские и уголовные дела и поэтому полностью находятся под властью соответствующих судебных начальников.
Однако, как уверяют эксперты, риторическим остается вопрос: «Кто придет на смену судьям, которые сегодня работают?».
Процедуры отбора и назначения судей таковы, что прокуратура и ФСБ имеют возможность «фильтровать» кандидатов. Опросы экспертов свидетельствуют о том, что за минувшие два десятилетия прокуратура и милиция делегировали из своих рядов значительную часть судей. А вот бывших адвокатов, например, среди них ничтожно мало (примерно каждый десятый).

Непрозрачные традиции

Большие надежды на качественный скачок в проведении судебной реформы связывали с транспарентностью судебных решений. 1 июня прошлого года вступил в силу федеральный закон, предписывающий выкладывать в Интернете судебные решения, материалы дела, биографии судей, т.е. обеспечить открытый доступ к ним. Предлагалось даже по примеру США обеспечить полную прозрачность вынесенных судебных решений.
Сегодня, наблюдая, как работает новый закон на практике, эксперты приходят к выводу: единичные успехи не могут перевесить, а уж тем более сломать сформировавшиеся традиции. Самой по себе транспарентности недостаточно, так же, к примеру, как и деклараций о доходах чиновников, которые они аккуратно заполняют. Уже полгода в Сети на официальных сайтах судов публикуются судебные документы, в которых явно просматривается неправосудность решения. Однако никаких последствий обычно это не имеет.
Транспарентность может довести работу системы до совершенства, но не способна коренным образом изменить основные принципы ее работы — для этого требуются более жесткие методы.
Еще одна проблема судейского сообщества, по мнению многих экспертов, — недостаточная демократичность. Экс¬перты сходятся на том, что есть потребность в ротации председателей судов и реформе квалификационных комиссий. Причем сделать это совсем не сложно.
Конституцией РФ и рядом федеральных законов определены требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи. Однако порядок такого назначения не разработан и в этих законах прописан весьма схематично.
Наконец, существует третий вариант. Он прямо вытекает из утверждения Д.Медведева: «Надо сделать все, чтобы суд был максимально независимым от властей и в то же время абсолютно зависим от общества». Эти слова президента можно реализовать буквально: избирать судей путем открытого голосования (как в некоторых штатах США избирается шериф).
Между тем важнейшим ресурсом любой реформы является личная заинтересованность в ее результатах как можно более широких слоев населения. Так, самой успешной реформой в России за последние 20 лет стало совершенствование законов о защите прав потребителей. Это та ситуация, которая смогла сплотить все слои общества.
Пока судьи и доминирующая часть социально активного населения не начнут считать себя частью правового общества, успешная реформа судебной системы будет возможна только путем шоковой терапии — диктаторских действий высшей власти. А такое «лечение» может как мгновенно поставить «больную» систему «на ноги», так и столь же быстро привести к летальному исходу.

По материалам РИА «Новости»