Закон і Бізнес


Ревизия справедливости

Вердикты пройдут тест на обоснованность


Право соседа, №7 (994) 12.02—18.02.2011
967

В России пора провести независимую ревизию приговоров, для чего желательно создать соответствующую систему. На этом акцентировал внимание и глава государства. Сейчас существует два взаимоисключающих мнения по поводу российской судебной системы. Однако оба подтверждают то, что Фемиде так и не удалось убедить общественность в своей непредвзятости.


Экспертный анализ

Мнение первое: людей сажают практически «на автомате», был бы формальный повод. В результате тюрьмы заполнены невиновными или теми, кто получил большой срок за малый грех.
Второе: суды действуют не¬оправданно мягко, регулярно назначая минимальные или условные сроки за страшные преступления. По сути, просто отпускают бандитов на свободу. Поэтому гражданскому обществу нелишне будет подумать об альтернативном механизме поиска справедливости. Для этого можно создать независимые комиссии, работающие на общественных началах. Их инструментами должны быть высокий профессионализм и моральный авторитет.
Идею создания таких комиссий подал президент на встрече с правозащитниками. В ответ на вопросы о громких делах он предложил экспертному сообществу самостоятельно подготовить правовой анализ таких судебных процессов.
«Знаете, я думаю, практически ни один человек за этим столом не читал полностью материалов дел Михаила Ходорковского, Сергея Магнит¬ского или еще кого-то просто потому, что это невозможно, — сказал Дмитрий Медведев. — Тем не менее у нас у всех есть своя позиция: у кого-то она одна, у кого-то другая. Кто-то изначально уверен в том, что суды исполняют политический заказ государства. Кто-то, такие люди тоже есть, считают, что репрессия должна быть жестче и вообще государство у нас слишком либеральное, а такие люди должны быть наказаны по всей строгости закона».
Решение проблемы — за непредвзятым анализом судопроизводства. Как заявила советник председателя Конституционного суда РФ Тамара Морщакова, работа уже ведется. Она подчеркнула, что выводы независимых экспертов не могут иметь «прямых юридических последствий», однако «государственная власть примет необходимые меры реагирования, если юридиче¬ский анализ судебных процессов будет показывать их правовую несостоятельность». Т.Морщакова отметила, что такой анализ важен прежде всего «для формирования позиции гражданского общества по поводу путей развития действительно эффективной судебной системы в РФ».
Однако начинать именно с «дела Ходорковского» все же не стоит, иначе можно погубить хорошую идею. Ведь именно с этим процессом связано слишком много шума, домыслов и загадок, а юридические аргументы уже бессильны изменить ситуацию. Начинать надо с рутины, с безвестных арестантов, чья вина вызывает большие сомнения.
В качестве образца независимой экспертизы судопроизводства можно взять проект «Невиновность», уже достаточно долгое время действующий в США: юристы правозащитных организаций проверяют приговоры прошлых лет и при необходимости проводят ДНК-экспертизы. Благодаря им в американских тюрьмах найдены сотни невиновных людей. Последнее достижение: суд Далласа оправдал мужчину, который провел за решеткой 30 лет. За последние 10 лет в одном только Техасе после проведения ДНК-экспертизы на свободу вышли 40 человек, осужденных по ошибке.
Сажают невиновных не толь¬¬ко в США. Но за океаном, по крайней мере, есть кому исправлять ошибки.

Знатоки без полномочий

Но кто может взяться за такую работу в России, даже с учетом существования уже опробованной в США схемы работы, — сложный вопрос. В свое время подобные проекты предлагались и государственным ведомствам, и правозащитным организациям, но никто не проявил интереса.
Впрочем, такие комиссии все равно бессмысленно было бы формировать при судах или прокуратуре. Хотя бы потому, что в этих организациях формально такие службы уже есть — тот же надзор. Поэтому создавать такие проекты могут только представи¬тели гражданского общества.
В российском проекте, ес¬ли такой вдруг появится, на дорогих экспертизах зацикливаться не стоит. Многие вещдоки давно уничтожены. В большинстве случаев достаточно просто грамотно изучить уголовное дело, чтобы появилось основание говорить о судебной ошибке. Комиссии не должны никого ни защищать, ни обвинять, их задача — искать ошибки системы. Поэтому войти в них должны профессионалы-юристы: судьи в отставке, эксперты, ученые-правоведы.

Владислав КУЛИКОВ, «Российская газета»