Закон і Бізнес


Реформа неоправдавшихся надежд

Василий ОНОПЕНКО: «Сегодня только ленивый не критикует судебную систему»


Судебная власть, №7 (994) 12.02—18.02.2011
2679

Похоже, в Украине осталась лишь одна инстанция, в которой открыто высказываются против проведенной судебной реформы или по крайней мере той ее части, которая касается полномочий Верховного Суда. На прошлой неделе Председатель ВС Василий Онопенко в прямом эфире во время передачи «Свобода слова» на ICTV констатировал, что новый закон не оправдал ожиданий: правосудие не стало доступнее, а сами служители Фемиды теперь еще более зависимы.


Под давлением и нагрузкой

«В июле был принят новый закон «О судоустройстве и статусе судей». Это хорошо, ведь ранее дей¬ствовал закон 20-летней давно¬сти. Однако он (новый правовой акт. — Прим. ред.) не только не оправдал те надежды, которые возлагались на него, но и отбросил Украину на 10 лет назад», — заявил руководитель ВС. «И сегодня только ленивый не критикует судебную систему», — отметил В.Онопенко.
В частности, по словам Председателя ВС, из-за того, что Верховный Суд лишился возможности пересматривать решения нижестоящих судов, арестованные не могут обжаловать свое задержание. «В итоге люди сидят по полгода и ничего сделать не могут. ВС не может пересмотреть эти дела, потому что высшие специализированные суды решают — направлять дело в ВС или нет», — сказал он.
Также В.Онопенко отметил возросшую нагрузку на судей и давление со стороны на людей в мантиях. «Я работал и в советское время. Сегодня же давление ни с чем нельзя сравнить. Со всех сторон», — констатировал он. «Я не знаю, как судьи это выдерживают и работают. У нас сегодня на судью — 200—300 дел в месяц, когда на тебя еще давят сроками», — сказал В.Онопенко.
Тем более что Высший совет юстиции получил право требовать копии всех документов по делам. «Это разве не давление? Теперь ВСЮ спрашивает судей после принятия решения в совещательной комнате, почему было принято именно такое решение. Это прямо противоречит Конституции», — подчеркнул В.Онопенко. «Сейчас судьи боятся принимать законные решения. Они стали более зависимы от внешних факторов. Суды как судебные органы стали менее самостоятельны», — констатировал Председатель ВС в ходе программы.
В то же время, отвечая на во¬прос журналистов, почему он не подаст в отставку в знак протеста против таких последствий судебной реформы, В.Онопенко подчерк¬нул: «У меня нет сегодня оснований подавать в отставку, поскольку Конституция, закон четко преду¬сматривают, когда я могу подать в отставку».
Руководитель ВС признал, что на него сейчас оказывают давление: «Мне трудно с точки зрения психологического давления». При этом Председатель ВС выразил сомнение, что с его уходом что-то может измениться в судебной системе. «Придет кто-то другой на мое место — что изменится? У него появятся полномочия? Думаю, что нет. Проблема в другом: необходимо давать полномочия не мне, а Верховному Суду», — считает В.Онопенко.
В подтверждение своей позиции руководитель ВС напомнил о рекомендациях Венецианской комиссии и соответствующей резолюции Парламентской ассамблеи Совета Европы в части полномочий Верховного Суда. «Очевидно те, кто боятся восстановления полномочий ВС, боятся в перспективе вот этого положения», — предположил он.

Информация к размышлению

Кроме того, в интервью газете «Коммерсант-Украина» В.Онопенко отметил, что в ближайшие дни будет инициировать встречу с Президентом Виктором Януковичем. «Я хочу проинформировать его о состоянии правосудия в стране после реформы, о том, о чем сегодня говорят не только в Украине, но и в Европе», — сказал Председатель ВС. Поскольку, по словам В.Онопенко, проведенная судебная реформа — «беда для Украины», она уничтожила правосудие.
Напомним: во время предыдущей встречи, которая состоялась 13 ав¬густа прошлого года, вскоре после вступления в силу реформенного закона, В.Янукович обсудил с В.Онопенко дальнейшие шаги по реализации судебной реформы. Как сообщала пресс-служба главы государства, в ходе беседы Предсе¬датель ВС отметил позитивные моменты нового закона, прежде всего — урегулирование вопросов, касающихся судейского самоуправления, работы Высшей квалификационной комиссии по единым критериям отбора кадров, ответственности судей, а также специализации.
В свою очередь Президент обратил внимание на необходимость усиления борьбы с коррупцией в судебной системе, повышения уровня профессионализма и уровня ответственности судов и судей, чтобы третья ветвь власти «стала образцом в стране в этих направлениях». Также глава государства подчеркнул: «Нужно, чтобы люди почувствовали, что судебная система начала работать намного эффективнее и стала ближе к ним».
Комментируя итоги встречи, В.Онопенко отметил: «Судебную реформу можно было проводить только тогда, когда мы имеем консолидированную власть». Председатель ВС также подчеркнул, что подготовленные специалистами ВС наработки в определенной степени нашли отражение в законе. «Тот позитив, который там есть, находит поддержку судебного корпуса, мою и моих коллег из Верховного Суда, а оставшиеся проблемы будем исправлять вместе», — заверил журналистов Председатель ВС.
Но, похоже, за полгода, по сути, ничего не изменилось, проб¬лемы остались…

Лев СЕМИШОЦКИЙ

Опрос «З&Б»

Как вы оцениваете первый этап судебной реформы в целом и не является ли критика со стороны ВС борьбой за восстановление полномочий?

Корреспонденты «ЗиБ» взяли блиц-интервью у пред-ставителей третьей ветви власти, а также законодателей, которые входят в состав Комитета ВР по вопросам правосудия, попросив их ответить на вопросы: «Как вы оцениваете первый этап судебной реформы в целом?», «Не является ли критика ее Верховным Судом борьбой за восстановление прежних полномочий?». А также, учитывая вопрос, заданный Председателю ВС во время программы «Свобода слова», поинтересовались: «Может ли отставка В.Онопенко улучшить положение дел в судебной системе?»

Леонид ФЕСЕНКО, председатель Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел:
1. В целом я оцениваю судебную реформу положительно, особенно с точки зрения того, что уже видны ее результаты. Прежде всего, это создание Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел, который стал ближе к людям.
2. Безусловно, это настоящая борьба, причем с циничными проявлениями. Полномочия, которые фактически перешли к ВГУС, ни в коей мере не ущемляют права граждан. А вот представители ВС считают, что в первую очередь были ущемлены их права. Это разные понятия. Я не могу понять ВС в лице его Председателя, который заявляет, что они должны вернуть свои полномочия. А почему они должны это сделать?.. Сейчас ВГУС работает профессионально и рассматривает те дела, которые годами лежали в ВС. Кстати, в последнем опять накопилось около 40 тыс. нерассмотренных дел, и при этом его представители рассуждают о какой-то справедливости и законности.
3. Наверное. Если господин Онопенко, как государственный деятель высшего эшелона власти, Председатель ВС, не согласен с реформой, которую проводит государство, то, как любой уважающий себя человек, он должен подать в отставку.

Александр ПАСЕНЮК, председатель Высшего административного суда:
1. Положительно. Главное, что процесс реформирования судебной системы сдвинулся с места. В законе «О судоустройстве и статусе судей» много новаций, и в то же время он полностью отвечает требованиям Конституции.
2. Безусловно, да. Досадно, что судебную реформу критикует один из ее соавторов — Василий Онопенко, который, еще занимая должность министра юстиции, входил в состав рабочей группы, работавшей над разделом «Правосудие» Конституции 1996 года. При подготовке этого раздела обсуждалась идея создать ВС в составе 20—28 судей с особыми полномочиями — для обеспечения одинакового применения судами норм права. Эту позицию В.Онопенко поддерживал. Если проанализировать его статьи и выступления, начиная с 1993 года и до настоящего времени, то можно сделать вывод, что он кардинально изменил свою точку зрения. Особенно критическими его высказывания о судебной реформе стали тогда, когда он возглавил ВС.
3. Отставка одного должностного лица в судебной системе, даже име¬ющего очень большие полномочия, не должна особо влиять на состояние дел в судебной системе. Для улучшения ситуации и успешного проведения реформы необходим целый комплекс мер, направленных на реализацию закона «О судоустройстве и статусе судей». Особое внимание нужно уделить процессуальному законодательству: и административному, и гражданскому, и уголовному. Именно его реформирование будет способствовать разгрузке высших специализированных судов и ВС, что положительно отразится на состоянии всей судебной системы.
Внимание стоит сосредоточить на исполнении судебного решения: оно должно исполняться после того, как его вынес суд первой инстанции, в крайнем случае — после рассмотрения судом апелляционной инстанции. Иногда бессмысленное, но предусмотренное действующим процессуальным законом кассационное обжалование решений в высших специализированных судах и фактически повторный пересмотр в ВС затягивает исполнение решения на годы.

Павел ГВОЗДИК, председатель Совета судей общих судов, судья Высшего специализированного суда по рассмотрению гражданских и уголовных дел:
1. Положительно. Впервые с 1992 го¬да были сделаны практиче¬ские шаги по изменению судебной системы в соответствии с реалиями общественно-экономического развития нашего государства. Причем, это не косметиче¬ские, а мас¬штабные изменения, которые соответствуют требованиям дня. Все абсолютно логично и правильно.
2. Да, является. Причем эта критика не конструктивная. Еще год назад существовала система, когда ВС имел все необходимые, с точки зрения В.Онопенко, полномочия. Разве это привело к решению тех вопросов, которые сегодня накопились в судах?.. В ВС лежат без рассмотрения десятки тысяч дел, лежали тогда и лежат сейчас. Поэтому и необходимо было изменить роль ВС.
3. Думаю, что человек, не согласный с генеральной линией, намеченной в судебной системе, которую поддерживает большинство судей, наверное, должен уйти в отставку. Но это решение он должен принять самостоятельно.

Александр УДОВИЧЕНКО, председатель Совета судей хозяйственных судов, судья Высшего хозяйственного суда:
1. Положительно. Существующая сегодня структура судебной власти эффективнее, чем та, которая была раньше. К полезным новациям можно отнести соз¬дание единой квалификационной комиссии и новое построение органов судей¬ского самоуправления.
В результате работы ВККС и ВСЮ, а также реструктуризации судебной системы уменьшилось количество жалоб на действия служителей Фемиды и решений, которые оцениваются как незаконные.
Если говорить о вещах, требующих совершенствования, то это прежде всего финансовое обеспечение судей. В самом начале реформы было задекларировано повышение финансирования. Однако из-за экономической ситуации внесены коррективы.
Кроме того, для совершенствования подготовки судейских кадров были предусмотрены изменения, но материальная база не была подведена. И в связи с этим процесс отбора и назначения судей затормозился.
2. Думаю, да. В настоящее время ВС имеет достаточно серьезные полномочия и много работы. В частности, работы по выработке единой судебной практики в спорных вопросах, где есть определенные коллизии. И таких дел — непочатый край.
Думаю, что критика идет не со стороны ВС как высшего судебного органа, а скорее со стороны его руководителей, которые потеряли определенные рычаги влияния.
3. Я бы так не сказал, но с приходом в ВС В.Онопенко, который, безусловно, является специалистом, имела место политизация этого органа. А ВС все же должен быть наивысшим органом судебной власти, а не политическим игроком.

Игорь САМСИН, председатель Высшей квалификационной комиссии судей, судья Верховного Суда:
1. Положительно. Особенно в том, что касается деятельности ВККС как постоянно действующего органа. Хочу сказать и об уменьшении количества судей ВС до 20 лиц, предусмотренном законом «О судоустройстве и статусе судей». В силу того, что сокращение численности может продолжаться долго, фактически нивелируется цель судебной реформы.
2. Прежние полномочия, исходя из законопроекта №7447 относительно совершенствования работы ВС, ему и возвращаются. Кстати, хочу сказать о данном законе следующее. Вы знаете, что ликвидированы военные суды, а в Конституции не предусмотрено увольнение в связи с ликвидацией судов. А если все представители военных судов скажут: мы хотим быть судьями военных судов, увольте нас, когда мы отслужим 25 лет — возможна же такая ситуация? Поэтому проект №7447 нужно воспринимать, исходя из принципов целесообразности и разумности (имеется в виду норма, которая предусматривает, что полномочия, касающиеся определения степени соответствия судей ВС установленным в законопроекте требованиям, предлагается возложить на ВККС. — Прим. ред.). Если обратиться к акту «О судоустройстве и статусе судей», то какой орган отвечает за формирование судейского корпуса? ВККС. А кто рекомендовал судей на должности в ВС: председатель суда или ВККС? Это право законодателя: если он предусмотрел в ВС 20 судей, то так и должно быть.
3. На этот вопрос я отвечать не буду, поскольку я — судья ВС. С моей стороны неэтично давать этому оценку. Когда соберется Пленум ВС, тогда я смогу выразить свою позицию.

Валерий ПИСАРЕНКО, председатель подкомитета Комитета ВР по вопросам правосудия, кандидат юридических наук:
1. Без преувеличения могу сказать, что реформа принесла много позитива. Это касается и вопросов независимости судебной ветви власти, организации самоуправления судей, решения пакета процессуальных вопросов для облегчения доступа граждан к правосудию. На повестке дня — материально-техниче¬ское обеспечение судов.
2. Председатель ВС непоследователен в своей критике судебной реформы. Хочу напомнить его пламенные речи в поддержку реформы во время встречи с Президентом и на Х съезде судей. Очевидно, причины критики нужно искать не в принятом законе, а в другом. Более того, неприкрытая борьба руководства ВС за полномочия повторной кассации, которые были признаны Советом Европы одной из проблем судебной системы Украины до ее реформирования, вредит не только репутации ВС, но и всей судебной власти.
3. Вопрос отставки, скорее всего, останется вопросом моральных качеств Председателя ВС. К сожалению, срок полномочий руководителя ВС запомнится не лучшими событиями в судебной системе, а его отстраненность от всех процессов, отсутствие альтернативного мнения и постоянное изменение позиции оставят горькое воспоминание об этих временах для Верховного Суда.

Вадим КОЛЕСНИЧЕНКО, председатель подкомитета Комитета ВР по вопросам правосудия:
1. В целом положительно. Ведь мы получили главный орган судебной вла¬сти — ВККС, изменили качественный состав ВСЮ, как того требует европей¬ское сообщество, разработали механизм и методику обучения судей и меняем систему отбора кадров. Мне кажется, это большой успех.
2. К сожалению, Верховный Суд был главным в борьбе с судебной реформой, и лично Председатель ВС Василий Онопенко длительное время ее блокировал. По моему мнению, то, что развалили судебную ветвь власти, это его личная вина.
3. Влияния на реформирование судебной власти он уже и так не имеет.

Подготовили
Ольга КИРИЕНКО,
Марина ЗАКАБЛУК