Закон і Бізнес


Обвиняется карантин


№27 (1481) 04.07—10.07.2020
РОМАН ЧИМНЫЙ
2807

Орган исполнительной власти не вправе ограничивать конституционные права и свободы. Даже ради такой благородной цели, как здоровье населения. Так считают в Верховном Суде. Существует большая вероятность, что с этим согласятся и «конституционники».


Сегодня Большая палата Конституционного Суда начала слушания представления ВС, который подчеркивает на несоответствии Основному Закону отдельных положений постановления Кабинета Министров об установлении карантина. Ведь, как известно, таким образом Правительство ограничило целый ряд прав и свобод, запретив проведение массовых мероприятий, работу предприятий торговли и общественного питания, транспортные перевозки и даже плановую госпитализацию.

Все это, по мнению Пленума ВС, не согласуется с предписаниями ряда статей Конституции. Ведь ни военного, ни чрезвычайного положения в стране не было введено, а ограничение определенных прав могут устанавливаться исключительно законами, а не актами Кабмина.

К тому же ляпнул лишнего главный санитарный врач Виктор Ляшко, когда признался, что парки закрывали не из-за угрозы заражения, а для психологического эффекта. Так же и транспорт остановили, чтобы граждане не слонялись где попало. Кстати, в европейских городах даже с более угрожающими показателями смертности метро не прекращало работать.

Сетуют в ВС и на непропорциональное ограничение уровня материального обеспечения работников бюджетных учреждений, включая прокурорами и судьями. Ведь, как все уже увидели, гарантии независимости судей напрямую зависят от уровня материального обеспечения. Зато в случае с установлением максимального размера оплаты труда парламент, по сути, делегировал Правительству право определять период действия таких ограничений.

В то же время законодательная неопределенность с отменой таких ограничений нарушает принцип верховенства права. В конце концов можно оставить, например, обязанность носить маски в общественных местах и ​​считать это продолжением действия карантина. Ведь никаких критериев, когда он должен потерять силу, на законодательном уровне не определены.

Итак, на весах конституционной Фемиды, с одной стороны, оказались права и свободы граждан, а с другой — государственный бюджет. Ведь в случае признания неконституционными спорных положений у всех, кто потерял доходы, появится теоретическое право требовать возмещения.

А главное — придется выплачивать все причитающиеся суммы как госслужащим, так и судьям, независимо от цвета мантий последних. Это изрядно разбалансирует расходную часть государственного бюджета. Но вряд ли на такой аспект обратят внимание в КС.