Закон і Бізнес


Месть полицейских

Привлечение спецназа к проведению обыска требует более весомых аргументов, чем судебный ордер


Працівникам «Омеги» не звикати проникати в будинки, використовуючи будь-які можливості, навіть якщо ситуація цього не вимагає.

№5 (1459) 08.02—14.02.2020
Валентина МИХАЙЛОВА
5540

Когда работает спецназ, это всегда эффектно и эффективно. Особенно — в боевиках. Но оправдана ли помощь спецподразделений, когда речь идет о финансовых преступлениях? Не только в Украине, но и в Латвии не гнушаются таким способом устрашения «клиентов».


Вариант «Омега»

Звон разбитого окна и крики «Лицом на пол! Не двигаться!» разбудили Владимира Винкса и Хелену Рибикку ранним июньским утром 2009 года. В дом ворвались четверо вооруженных людей. Тыча автоматами, они уложили хозяев и их гостя на пол, связали мужчинам руки за спиной, а затем вытащили и кровати несовершеннолетнюю дочь Хелены и отвели ее на второй этаж, не дав одеться. Кто-то толкнул сапогом хозяйку дома и приставил к ее голове ствол.

Выдержав паузу, чтобы насладиться работой «Омеги», в дом вошли 5 офицеров департамента финансовой полиции Службы государственных доходов (VID FPP) и предъявили ордер на обыск. Сотрудники спецназа, выполнив свою часть работы, покинули дом, а сам обыск был завершен через 4,5 часа, ровно в полдень.

Всем троим взрослым дали подписать протокол следственных действий. В нем было указано, что изъято несколько папок с юридическими и бухгалтерскими документами, несколько ноутбуков и жестких дисков, компакт-диски и USB-накопители, 18 печатей, принадлежащих различным компаниям. Но ничто, что связывало бы бизнесмена с компаниями, перечисленными в ордере, найдено не было.

Отведя мужчину в другую комнату, один из офицеров сообщил, что это ему в назидание за то, что дал показания против их коллег. В.Винкса задержали и доставили в офис финансовой полиции, где он написал заявление на имя генерального прокурора, что отказывается от своих показаний. Но также указал, в протоколе, что считает свой арест неоправданным, поскольку предметы, изъятые во время обыска, ему не принадлежат.

Тем не менее, мужчине предъявили обвинения в отмывании денег, поместили под стражу и лишь спустя 4 месяца он смог выйти под залог.

Меж двух огней

Собственно В.Винкс хоть и был бизнесменом, но с далеко не безупречной репутацией. Свой первый срок он получил в 24 года — за умышленное уничтожение имущества. Был приговорен к 3 годам тюремного заключения с двухлетней отсрочкой. Потом попал в поле зрения финансовой полиции, и в марте 2008-го был осужден за уклонение от уплаты налогов и отмывание денег. Приговор был не строгим: общественные работы и запрет на занятие коммерческой деятельностью на 3 года.

То ли из-за обиды, то ли не желая остаться без средств к существованию, но В.Винкс решил действовать. Узнав о том, что два офицера финполиции помогают другим предпринимателям уклоняться от налогов, он поделился этой информацией с Бюро по предупреждению и борьбе с коррупцией (KNAB).

Там разработали спецоперацию по разоблачению взяточников, и мужчина передал меченые купюры двум офицерам VID FPP. Тех взяли с поличными, возбудили уголовное дело. В.Винкс дал показания о том, как работала схема отмывания денег, которую предположительно крышевали эти сотрудники. В мае 2009-го им были предъявлены обвинения, а спустя месяц и состоялся тот ранний визит с поддержкой спецназа.

Видимо, получив поддержу от KNAB, бизнесмен снова обращается к генпрокурору с заявлением, что сотрудники VID вынудили его отказаться от своих показаний. Впоследствии он даст показания в суде в отношении одного из полицейских (дело по непонятным причинам было разделено на два производства), которые и были использованы для осуждения последнего. Еще через 8 лет Верховный суд вынесет окончательный приговор и приговорит офицера VID к 3 годам лишения свободы.

Вооружен и очень опасен

А что же стало основанием для обыска? Дело в том, что за две недели до этого финансовая полиция решила накрыть разветвленную сеть злоумышленников, причастных к отмыванию денег с использованием более 200 фиктивных компаний. Общая сумма преступных операций оценивалась в 7 млн евро.

За день до обыска несколько следственных судей Рижского городского суда выдали ордера на обыск 19 различных помещений, включая и дом заявителей. Понятно, что все ходатайства писались как под копирку, но это не вызвало подозрений у судей. В общем списке упоминались четыре компании, занимающие центральное место в преступной схеме, и 62 другие фирмы. Одним адресом больше, одним меньше…

Примечательно, что из 19 обысков только в двух случаях привлекалась специальное антитеррористическое подразделение «Омега». Вторым как раз и был В.Винкс. Но если в первом случае при обыске действительно было обнаружено оружие, то в доме «разоблачителя коррупции» не нашли ничего опаснее кухонных ножей.

Попытки обжаловать законность выдачи самого ордера на обыск не увенчались успехом. Председатель Рижского горсуда отметил, что его коллега имел достаточно оснований для санкционирования следственных действий и не нарушил норм уголовно-процессуального закона. А привлечение спецназа можно обжаловать в ином порядке.

Подключилась к жалобам и Х.Рибикка, поскольку уж она-то точно не заслуживала такого обращения со стороны спецназа. Тогда прокуратура потребовала детальных пояснений о необходимости привлечения «Омеги» к обыску. Но в VID нашлись что ответить, изложив 6 пунктов, которые это оправдывали: от возможного сопротивления при аресте до наличия двухметрового забора и двух собак во дворе. Эти аргументы удовлетворили прокуроров разных инстанций, и они пришли к выводу, что все было в рамках закона.

Офицер, который якобы сообщил В.Винксу о реальных причинах обыска, не подтвердил своих слов. Причем оба согласились пройти проверку на детекторе лжи, и полиграфолог дал заключение, что оба говорят правду. Жалобу отклонили…

Кроме того, женщина пыталась вернуть личные вещи (портфель, компьютер, ноутбук или хотя бы сумку от него), но и тут наткнулась на отказы. Мол, нужно доказать, что они действительно принадлежат ей, поскольку В.Винкс утверждал, что среди изъятого были не его вещи.

В конце-концов, расследования о незаконности действий сотрудников VID прекратили в связи с истечение срока давности, т.к. за 9 лет оно не дало результатов. Через 2 года после ареста все меры пресечения с В.Винкса были сняты поскольку был превышен срок предварительного следствия, но это дело до сих пор находятся на рассмотрении в VID

Оставалась надежда только на Европейский суд по правам человека…

Несоразмерное вмешательство

На что здесь можно было жаловаться? Ордер был выписан судом, процедура соблюдена, цель вполне законная — борьба с преступностью, а связь между раскрытием коррупции и обыском ЕСПЧ установить не в состоянии. Поэтому в решении от 30.01.2020 в деле «Vinks and Ribicka v. Latvia» Суд сконцентрировался на ст.8 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

ЕСПЧ обратил внимание, что помощь антитеррористического подразделения было запрошено только для двух обысков, один из которых прошел в доме заявителей. И только веские причины могли оправдать такое серьезное вторжение в частное пространство, как вход в дом ранним утром путем взлома, через окна, а также применение жестких мер в отношении заявителей и несовершеннолетней девочки.

Суд не стал пересматривать те 6 факторов, которыми в VID оправдывали необходимость участия «Омеги» в обыске. Тем не менее, он отметил, что в материалах дела не нашлось подтверждений, что в доме находилось несколько вооруженных лиц или была угроза от сторожевых собак. В то время как во втором случае привлечения спецназа были хотя бы данные о зарегистрированном за подозреваемыми огнестрельном оружии. И именно в этих помещениях, а не в доме заявителей, действительно обнаружили и изъяли несколько единиц оружия.

Также ЕСПЧ подчеркнул, что такой ситуации присущ риск злоупотребления властью и ущемления человеческого достоинства. Тем более, учитывая, что сотрудники VID, проводившие обыск, были коллегами находящихся под следствием лиц, против которых свидетельствовал В.Винкс.

По мнению Суда, должны быть предусмотрены гарантии, чтобы избежать возможных злоупотреблений в таких обстоятельствах и обеспечить эффективную защиту прав человека в соответствии со ст.8 конвенции. В Страсбурге отметили, что некоторые гарантии закреплены в законодательстве Латвии, в частности, предварительная санкция следственного судьи и ее последующий пересмотр председателем соответствующего суда. Однако в настоящем деле следственный судья не указал те факторы, которые связывали В.Винкса с компаниями, подозреваемыми в отмывание денег. А глава суда не проанализировал замечания В.Винкса об отсутствии такой связи. Соответственно, нельзя считать, что судебное разрешение на обыск и его последующий пересмотр обеспечили эффективную защиту.

Кроме того, именно VID обратилось с просьбой об оказании помощи спецподразделения. При этом власти не указали на какие-либо правовые основания для принятия такого решения. Суд считает, что простой ссылки на общие положения, регулирующие координацию между различными государственными органами, или на внутренние правила «Омеги» недостаточно для создания правовой базы, способной предложить адекватные и эффективные гарантии против злоупотреблений.

ЕСПЧ не отрицает, что государство может посчитать необходимым прибегнуть к таким мерам, как обыски и конфискации с целью получения доказательств в уголовном процессе. В определенных обстоятельствах может быть необходимым и участие спецподразделений. Однако, учитывая серьезность вмешательства в право на уважение частной жизни лиц, пострадавших от таких мер, должны быть приняты адекватные и эффективные гарантии против произвола силовиков.

Суд счел, что в настоящем деле имеющиеся гарантии не смогли обеспечить эффективную защиту права заявителей на уважение их частной жизни. Следовательно, вмешательство государства не может рассматриваться как соразмерное преследуемой цели. Соответственно, имело место нарушение ст.8 конвенции.

В качестве компенсации перенесенного стресса при обыске, власти Латвии должны заплатить по 1500 евро каждому заявителю. Но сумма — не главное: теперь власти должны разработать более эффективное регулирования привлечения спецподразделений к следственным действиям. И не только Латвии…