Закон і Бізнес


Жертвам терроризма отказали в компенсации вреда из-за причастности к преступности


13.08.2019 14:01
785

ЕСПЧ постановил, что возмещение вреда жертвам насильственных преступлений может быть уменьшено или отменено, если пострадавшие замешаны в преступлении или находятся в организации, занимающейся преступной деятельностью.


У такому выводу пришел ЕСПЧ рассмотрев дела «Ларраньяга Аранда и другие против Испании» (заявления № 73911/16, 233/17, 3086/17 и 5155/17) и «Мартинес Агирре» и другие против Испании (№ 75529/16 и 79503/16), передает «Закон и Бизнес» со ссылкой на «ECHR: Ukrainian Aspect».

Установлено, что граждане Испании, которые были членами террористической организации ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna, «Страна басков и свобода») и против которых велось расследование, сбежали во Францию, где были убиты другими террористическими группами в период между 1979 и 1985 годами.

Родственники погибших, как семьи жертв терроризма, получили компенсацию в соответствии с законодательством Испании 1999 года. В 2012 году они подали заявление о получении компенсации, так как в 2011 году был принят новый Закон о предоставлении компенсации жертвам терроризма.

Но органы власти отказали в выплате, ссылаясь на положения Закона и Европейскую конвенцию о возмещении ущерба жертвам насильственных преступлений, которые позволяли им отказать в компенсации за убийство лиц, которые сами были причастны к терроризму.

Административные органы и суды ссылались на отчеты полиции, в которых было указано, что их погибшие родственники были членами террористической организации ЭТА. Эти отчеты ссылались на различные источники (заявления, сделанные другими членами ЭТА, статьи в прессе и другие публикации).

Тогда родственники обратились в ЕСПЧ. Ссылаясь на ч. 2 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, они жаловались на то, что национальные органы власти отказали им в компенсации по основаниям, которые нарушили право их родственников на презумпцию невиновности. Членство в ЭТА согласно законодательству Испании действительно было уголовным преступлением и установленный порядок компенсации исключал лиц, которые были членами преступной организации. Но это исключение могло быть основано на осуждении в уголовном порядке, а не на подозрениях в отчетах полиции.

В то же время Правительство утверждало, что родственники заявителей никогда не сталкивались с уголовным производством в Испании, а также то, что их возможна уголовная ответственность была погашена их смертью.

ЕСПЧ отметил, что ч. 2 ст. 6 Конвенции применяется к лицам, которые были «обвиняемые в совершении уголовного преступления». По этим делам также начинал действовать другой аспект защиты, а именно предотвращение того, чтобы принцип презумпции невиновности не был нарушен после любого производства, которое закончилось без осуждения.

Поэтому задачей Высоких судей состояла в проверке того, существует ли связь между любым предыдущим уголовным производством по делу против родственников заявителей относительно их предполагаемого членства в ETA и производством по возмещению.

В связи с этим Суд отметил, что погибшие в одном из дел не сталкивались с какими-либо официальными уголовными расследованиями в Испании до их смерти. Поэтому не было «обвинения в совершении уголовного преступления» в значении прецедентного права. Следовательно, решение о компенсации не могли поставить под сомнение любое предыдущее уголовное дело и ч. 2 ст. 6 не применялась к ним. Таким образом заявления № 73911/16, 5155/17, 233/17 и 3086/17 должны были быть отклонены как неприемлемые тем, что они были несовместимы с положениями Конвенции.

В другом деле (заявления 75529/16 и 79503/16) проводилось уголовное расследование в Испании. Власти Испании даже выдали ордера на обыск и арест мужчин до того, как они сбежали во Францию, Суд признал, что они были обвинены в совершении уголовного преступления в значении Конвенции. Эти уголовные производства были прекращены из-за смерти обвиняемых.

Но Суд отметил, что дела о компенсации не требовали от органов власти или судов учитывать содержание или результат уголовного производства. Фактически применение условия об освобождении от ответственности отказа в компенсации не требовало предполагаемого членства в преступной или насильственной организации, которое должно было быть установлено уголовным производством, а органы власти на практике могли полагаться на другие источники такой информации, что они и делали. Отчеты полиции, которые использовались в производстве о компенсации, действительно ссылались на предыдущие расследования, но они не были единственными элементами, которые были учтены для того, чтобы выявить их членство в ЭТА, и поэтому они не были решающими для вопроса компенсации.

Также ЕСПЧ отметил, что решение по делу по заявлению № 79503/16 четко различал вопрос об определении права семьи на компенсацию за смерть их родственника и вопросы уголовной ответственности этого родственника. Бремя доказывания и нормы доказательного права также могут быть различными в административных и уголовных судах.

С учетом этого суд постановил, что заявители в этих двух заявлениях не продемонстрировали необходимой связи между прекращенным уголовным производством, которое касалось их родственников, и производством по компенсации, что означало, что ч. 2 ст. 6 Конвенции не применялась. Заявления должны были быть признаны неприемлемыми, поскольку они были несовместимы с положениями Конвенции.

С релизом на языке оригинала решения можно ознакомиться по ссылке.

Закон і Бізнес