Закон і Бізнес


Адвокат Валентин Рыбин:


Валентин Рибін: «З ранньої весни 2014 року спостерігаємо сотні, якщо не тисячі сфабрикованих СБУ справ за «політичними» статтями»

№24 (1426) 22.06—28.06.2019
ОРЕСТ ГАМСКИЙ
3064

Бывшего первого заместителя руководителя протокола Кабинета Министров Станислава Ежова выводили из правительственного здания в наручниках и под прицелом совершенно случайно оказавшихся в нужном месте и в нужное время телекамер. Его обвинили в работе на российскую спецслужбу. Год назад это дело начал рассматривать Голосеевский районный суд г.Киева, ио, несмотря на заверения обвинения о наличии неопровержимых доказательств, тянется до сих пор. «ЗиБ» обратился к адвокату обвиняемого Валентину РЫБИНУ, чтобы выяснить, что мешает вынесению приговора.


«СБУ сделала все для того, чтобы положить под елочку Петру Порошенко и Ко очередного «русского радиста».

— Личный переводчик Премьера Владимира Гройсмана — С.Ежов, по версии следствия, совершил государственную измену: информировал спцслужбы РФ о переговорах главы Кабмина. Его дело — это действительно удача спецслужб или показательная «страшилка» для населения?

— Это — неумелая политическая провокация, инсценированная и достаточно топорно реализованная Службой безопасности под предводительством Василия Грицака и при пособничестве Анатолия Матиоса. Здесь задействовано все: и пропагандистские штампы-страшилки, и фальсификация, и незаконная прослушка. И все это — при мощной медиаподдержке. Служба сделала все для того, чтобы под Новый 2018 год (а задержан С.Ежов был 20.12.2017) положить под елочку Петру Порошенко и Ко очередного «русского радиста».

— В чем по сути обвиняют С.Ежова?

— В государственной измене в форме предоставления представителю главного разведывательного управления генерального штаба министерства обороны РФ помощи в проведении подрывной деятельности. А конкретнее, в том, что он собирал и предоставлял российским спецслужбам сведения (цитата из обвинительного акта: «некоторые из которых не подлежали разглашению»).

Проще говоря, С. Ежова обвиняют в том, что он записывал на свой мобильный телефон переговоры В.Гройсмана с различными иностранными и не только официальными лицами и потом пересылал аудиофайлы на электронный адрес, якобы используемый российскими спецслужбами. При этом сами аудиозаписи переговоров Премьера, которые С.Ежов помогал вести ему как переводчик, не имеют абсолютно никаких сведений, содержащих государственную тайну либо представляющих интерес для третьих лиц.

Электронный ящик, на который такие аудиозаписи отправлялись, хотя и находится в российском сегменте Интернет (yandex.ru) однако установить его точное местоположение и принадлежность к спецслужбам РФ, равно как и к другим спецслужбам следствию не удалось.

— На что может с уверенностью опираться прокурор доказывая вину «шпиона»?

— В этом деле прокурору, наверное, труднее всего будет добиться обвинительного приговора, поскольку в деле нет ни единого доказательства вины С.Ежова. Отмечу, что следствие прибегло к прямым фальсификациям и фабрикации доказательств.

«Следователь СБУ, который проводил досудебное расследование, осуществил фальсификацию доказательств» 

— Чем располагает защита, доказывая невиновность экс-переводчика?

— В распоряжение защиты — целый ряд аргументов, обосновывающих его невиновность. Прежде всего это то, что С.Ежов не имел доступа к информации, содержащей государственную тайну либо имеющей ограничение доступа. Сам В.Гройсман, отвечая на вопросы парламентариев вскоре после задержания его переводчика, сообщил, что действиями С.Ежова никакого вреда не причинено.

Далее, следствие точно не установило, что почтовый ящик olena_prekrasna@yandex.ru используется именно спецслужбами РФ или другими разведками. Аудиозаписи разговоров Премьера с третьими лицами были направлены в Киевский институт судебных экспертиз для установления наличия в них сведений, содержащих гостайну либо иную важную информацию. Однако перед направлением дела в суд, сторона обвинения отказалась от такой экспертизы и она не была проведена.

Ссылки следствия на наличие в деле эфемерных представителей ГРУ равно как и других спецслужб иностранных государств не подтверждаются. А электронный ящик, название которого читается как «олэна прекрасна» выдает возможную провокацию недалеких оперов СБУ.

Кстати, есть ряд интересных нюансов, связанных с работой С.Ежова в Кабмине. Например, он был назначен на должность, когда находился в отпуске (приказ оформлен «задним числом»), не получал никаких должностных инструкций, а в обязанности первого зама руководителя протокола не входят устные переводы с иностранных языков.

Таким образом, по состоянию на сегодня имеем следующую ситуацию: правовой статус должности не определен, должностные обязанности не конкретизированы, на должность С.Ежов попал при сомнительных (с точки зрения трудового законодательства) обстоятельствах и чем именно он должен был заниматься на такой «посаде» не понятно, но уж точно не переводом с английского. Вот такая, как говорится «картина маслом»!

— Вы неоднократно заявляли и сейчас, и во время судебных заседаний о фальсификациях в этом деле. Неужели следователи СБУ фабриковали доказательства вины? Ради чего?

— Именно так. Я утверждаю, что следователь СБУ, который проводил досудебное расследование, осуществил фальсификацию доказательств вины и по этому факту мной уже проведен ряд мероприятий, позволивших получить решение Шевченковского районного суда г.Киева о внесении в ЕРДР сведений по ст.372 УК.

Например, следователь, с целью «пригвоздить к территории» электронный адрес, на который отправлялись аудиозаписи, составил протокол осмотра, в котором в неизвестную никому программку в Интернете внес «статическую» часть IP электронного адреса, и в итоге получил результат: почтовый ящик расположен в Москве, в Кремлевском Дворце сьездов (что всего лишь показывает метку сервера «почтовика» Yandex). Однако, именно это является для следствия доказательством использования ящика именно разведчиками ГРУ!

Дальше-больше. Следователь, предварительно установив, что Станислав в начале декабря 2017 года выезжал в частных целях в Минск, не придумал ничего кроме появления неизвестного, но очень сознательного гражданина n, который почему-то только в марте 2018 года пришел в СБУ и написал заявление о том, что он лично видел С.Ежова в Минске в одном из ресторанов. Более того — даже сделал пару фотографий во время того как С.Ежов получал инструкции от сотрудника ГРУ и даже услышал и запомнил его имя. К заявлению прилагаются две ксерокопии фотографий низкого качества, на которых невозможно установить ни лиц, ни места. Вместе с тем, все это «творчество» уже прокурор пытался подать суду в качестве доказательств контакта С.Ежова с иностранными разведчиками.

Стоит отметить и изобретательность бывших сотрудников Станислава, которые, отвечая на запрос следователя о наличии у С.Ежова должностной инструкции, в январе 2018-го указали на отсутствие таковой. Но на повторный запрос в апреле предоставили напечатанную должностную инструкцию. Правда — без подписи С.Ежова. К тому же забыв, что в описи личного дела в управлении кадров КМУ такая инструкция не записана.

«Надеюсь, что «охота на ведьм» будет вскоре прекращена»

— Какая судебная перспектива ожидает данное дело?

— А посудите сами, в смысле поразмыслите: какая судебная перспектива ждет бездоказательное, наспех оформленное (следствие длилось полгода) дело, которое трещит по швам в суде, вызывая недоумение, а зачастую, откровенное возмущение у членов коллегии судей как содержанием так и формой документов и материалов?!

Отмечу только, что приговор — это прерогатива и исключительная компетенция суда. Однако при таком состоянии дела, я надеюсь на положительный для подзащитного результат.

— Судебный процесс длится уже год, а сам С.Ежов под стражей с декабря 17-го. Почему суд не спешит с вынесением приговора?

— Я полагаю, опасаясь кардинальных процессуальных решений, в связи с катастрофической ситуацией, сложившейся в системе правосудия вообще и с тотальной зависимостью профессиональной карьеры судей от принимаемых ими решений в частности. К сожалению, многие представители судейского корпуса скованны как личными факторами (стаж, семья, должность) так и возможно компрометирующими обстоятельствами. Я имею ввиду тот факт, что многих судей буквально «процеживают» через квалификационное оценивание, собеседования, даже уголовные дела и т.д.

Не стоит забывать и о роли так называемых «активистов», которые посещают резонансные процессы, ведут себя вызывающе, не уважают судей, а зачастую просто откровенно угрожают им и их семьям. В таком состоянии качественно отправлять правосудие в Украине стало практически невозможно, судьи увольняются, уходят на больничный, в длительные отпуска.

В данном случае мы наблюдаем практически автоматическое продление судом сроков содержания под стражей и крайне редкие заседания, на которых по сути дело не рассматривается.

— Может ли повлиять на суд тот факт, что двое из коллегии судей, рассматривающих дело, находятся в санкционном списке РФ?

— Думаю, что судьи самостоятельно смогут определить степень влияния на них так называемых санкционных списков РФ, в которые они угодили. Как юрист, считаю, что это может быть неприятным фактом для них, но не более того, поскольку к рассмотрению уголовного дела С.Ежова никакие санкции или списки отношения не имеют.

— Период председательства в СБУ В.Грицака ознаменовался массовостью уголовных дел именно по ст.111 УК. Действительно ли в нашей стране столько «шпионов»? Кого из них вы еще защищаете?

— К сожалению, с ранней весны 2014-го мы наблюдаем сотни, если не тысячи сфабрикованных СБУ дел по так называемым политическим статьям, к которым без опасения можно отнести стст.109,110, 111 УК. И Валентин Наливайченко и В.Грицак не гнушались покрывательством фальсификаций как дела генерала В.Бика, Д Мастикашевой (которую кстати похитили, избивали, записали с ней признательное видео и затем В.Грицак продемонстрировал этот ужас на официальном брифинге 17.08.2017), доктора П. Михальчевского, А. Васьковского, С. Ежова и многих других.

Я защищаю многих из этих людей и, поверьте, в каждом деле сталкиваюсь с массой не только процессуальных нарушений, но и с каким-то противоестественным рвением стороны обвинения (и часто при попустительстве судей) причинить как можно больше страданий людям. Их годами безальтернативно содержат под стражей, обвиняют в каких-то немыслимых деяниях, старательно втиснутых следователями СБУ в прокрустово ложе «государственной измены».

Надеюсь, что «охота на ведьм» будет вскоре прекращена, а незаконно преследуемые граждане нашей страны смогут вернуться к нормальной мирной жизни.