Закон і Бізнес


Развод: соглашение с совестью

Достаточно часто суды пренебрегают интересами ребенка, рассматривая вопрос о месте его проживания


№50 (1089) 15.12—21.12.2012
ЮЛИЯ САХАРОВА
2490

Даже если решение двух людей соединить свои судьбы является сознательным и взвешенным, все равно это своего рода лотерея, последствия которой могут быть непредсказуемы. За неудачным браком следует сложная и болезненная процедура развода, в ходе которой супругам придется осуществить раздел всего совместно нажитого имущества и определить, где будут жить дети. И вот тут-то у сторон возникает немало вопросов. Существуют ли действенные механизмы, позволяющие достичь компромисса без привлечения судебных органов? Как добиться получения алиментов на ребенка, если один из супругов не платит их в добровольном порядке? Как во время развода не пренебречь интересами ребенка? Какие юридические тонкости следует учесть при разделе общего имущества в судебном порядке?


Дети — не имущество

В процессе развода, выясняя отношения, родители достаточно часто забывают о ребенке, иногда даже манипулируют им. Именно на защите интересов ребенка после развода родителей и особенностях правового регулирования раздела общего совместного имущества супругов акцентировали внимание участники круглого стола «Родители и дети: правовые особенности бракоразводных процессов в Украине», организованного компанией «ЛИГА: ЗАКОН».

Как отметил уполномоченный Президента по правам ребенка Юрий Павленко, семейные конфликты и нарушение прав ребенка — сегодня очень актуальная тема. Он сообщил, что на протяжении года получил около 5 тыс. обращений (жалоб) о нарушениях прав ребенка, четверть из них касались совершения таких нарушений непосредственно родителями. По словам Ю.Павленко, похищение ребенка одним из родителей, неуплата алиментов, пренебрежение интересами ребенка при решении вопроса о месте его проживания — именно такие нарушения являются самыми распространенными.

Анализируя судебную практику в части рассмотрения споров об определении места проживания ребенка, можно сделать вывод, что достаточно часто судебные органы, стремясь удовлетворить требования как отца, так и матери, не учитывают интересы ребенка. Кроме того, часто суды и органы власти пренебрегают правом ребенка быть выслушанным и принимать участие в принятии решения о месте его проживания.

Причиной этого, по мнению уполномоченного, является непонимание сущности прав ребенка как родителями, так и государственными служащими. «Права ребенка — это более широкое понятие, чем требования законодательства», — отметил Ю.Павленко.

Он сообщил, что 30 августа Президент обратился в Генеральную прокуратуру с соответствующим поручением относительно осуществления анализа всех судебных решений, касавшихся интересов детей, на предмет соблюдения законодательной нормы о необходимости учитывать мнение ребенка при опреде­лении места его проживания.

Вместе с тем уполномоченный по правам ребенка обратил внимание участников мероприятия на то, что во время развода родители нередко рассматривают детей как свое имущество. «Если суд не исходит в первую очередь из интересов ребенка, в таком споре победителей не может быть», — убежден он. Ю.Павленко отметил, что сейчас есть политическая воля главы государства изменить законодательство в части защиты прав ребенка, и призвал участников круглого стола на общественных началах приобщиться к этому процессу.

Трудности исполнителей

Во время мероприятия заместитель директора департамента контроля за исполнением решений, рассмотрения обращений граждан и юридических лиц ГИС Светлана Попова сообщила, что на исполнении службы находится около 7 млн исполнительных производств, примерно 10% из них относительно так называемых периодических платежей — алиментов. Причем общее количество государственных исполнителей — около 7 тыс.

В связи с тем, что большая часть населения трудоустроена неофициально или получает «серую» зарплату, нередко приходится сталкиваться с ситуацией, когда должник — один из родителей — не платит алименты, хотя материально обеспечен. В таком случае, по словам С.Поповой, ГИС обращается с соответствующим представлением в правоохранительные органы (использование этого инструмента осуществляется на основании ст.164 УК и возможно при условии, что должник больше 6 месяцев не платит денег на содержание ребенка). Такие представления направлены в отношении 15 тыс. лиц, являющихся злостными неплательщиками алиментов.

Данный механизм, по словам Ю.Павленко, недейственный, поскольку в 70% случаев стражи порядка отказывают в возбуждении уголовного дела. Он отмечает, что имеет место волокита, государственные органы направляют друг другу соответствующие документы, ведут переписку, однако результат не достигается — ребенок не получает средств, поэтому законодательство должно быть изменено таким образом, чтобы деньги все же поступали.

Один из инструментов борьбы ГИС со злостными неплательщиками алиментов — определение суда о временном ограничении выезда должника за границу. По словам С.Поповой, суды преимущественно удовлетворяют ходатайство государственных исполнителей о таком ограничении. Кроме того, эта мера, как показывает практика, стимулирует должников.

Особого внимания заслуживает проблема исполнения ГИС документов об отобрании ребенка. Как отмечают эксперты, иногда такие документы исполнить не просто сложно, а практически невозможно, ведь в процессе отобрания есть множество юридических нюансов. Самые большие трудности возникают тогда, когда ребенок не хочет жить с тем из родителей, с кем он долгое время не виделся и его не связывает общий быт. Поскольку ГИС лишена права использовать физическое и психологическое влияние на ребенка, осуществить отобрание последнего фактически невозможно.

Ю.Павленко подчеркнул: «Если ребенок сказал «нет», то, по моему мнению, согласно действующему законодательству, государственный исполнитель должен закрыть производство на основании позиции ребенка».

По словам С.Поповой, у ГИС есть необходимые законодательные инициативы, направленные на то, чтобы государственные исполнители могли самостоятельно, а не через суд вносить соответствующие представления в правоохранительные органы относительно розыска ребенка и должника. Пока это не воплощено в жизнь, однако, если законодатель поддержит такие инициативы, процесс розыска будет упрощен и ускорен.

Тонкости раздела

На законодательном уровне, в частности Семейным кодексом, закреплены объекты права общей совместной собственности супругов и определенные исключения — что является частной собственностью жены или мужа. Раздел общего совместного имущества супругов можно осуществить двумя способами — добровольно и через суд. В первом случае поможет наличие брачного контракта, который является документом, регулирующим исключительно имущественные отношения супругов.

По мнению руководителя практики семейного права ЮБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» адвоката Талины Кравцовой, институт брачного договора может в значительной мере «разгрузить» судебные органы. Однако в Украине он не получил распространения: в большинстве случаев стороны выясняют отношения в судах.

Документом, который применяется судами при решении споров данной категории, является постановление Пленума ВС №11 от 21.12.2007 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о праве на брак, расторжении брака, признании его недействительным и разделе общего имущества супругов».

Однако есть решение КС от 19.09.2012, которое, по мнению экспертов, не оставило безразличным ни одного юриста. Этим документом расширено понятие общей совместной собственности супругов. В частности, суд пришел к выводу, что уставный капитал и имущество частного предприятия, сформированные за счет общей собственности супругов, являются объектом их общей совместной собственности. Как отмечают специалисты, ранее практика была диаметрально противоположной.

По словам адвоката, уже сейчас существуют вердикты высших судов относительно отмены тех решений о разделе имущества, которые были приняты без учета этой позиции КС.

Т.Кравцова рассказала участникам мероприятия о неоднозначном применении судами норм материального права по делам о разделе общего совместного имущества супругов. Так, часто имеют место случаи, когда лица, состоя в браке, приобретают имущество в кредит, то есть третьей стороной во взаимоотношениях выступает банковское учреждение. Существует практика, когда раздел такого имущества судами осуществляется, а обязательств по кредиту — нет. Это, по мнению адвоката, неправильно, ведь разделу должно подлежать не только имущество, приобретенное с привлечением кредитных средств, но и соответствующие обязательства.

Несмотря на то что законодателем четко определено, какое имущество супругов является общим, а какое — частным, возникают все новые и новые нюансы, и у судов бывают определенные трудности с решением таких дел. Подобные ситуации, считает Т.Кравцова, возникают из-за расширения гражданско-правовых отношений, в которых принимают участие супруги.

Альтернативный выход

Довольно часто, чтобы решить тот или иной спор и достичь компромисса, который бы устраивал все стороны конф­ликта, необходимо беспристрастно оценить ситуацию. Действенным способом примирения «враждующих» сторон может выступать медиация — метод решения споров с привлечением посредника, который помогает сторонам конфликта наладить процесс коммуникации и проанализировать ситуацию таким образом, чтобы они сами смогли выбрать тот вариант решения, который удовлетворял бы интересы и потребности всех участников конфликта.

Руководитель и преподаватель Украинского центра медиации Галина Еременко отметила, что «альтернативное решение споров и конфликтов — это двери, в которые стучат немногие». Причина в том, что значительная часть населения просто не знает о существовании института медиации. «Супружеские отношения прекращаются, а родительские — остаются» — именно на таком принципе, по словам Г.Еременко, построена философия семейной медиации.

Спор за ребенка, отмечает эксперт, — это спор, в котором достаточно часто за сторонами конфликта — родителями, — стоят другие родственники — дедушки, бабушки и т.д., чьи интересы так-же затрагиваются. Существенным преимуществом медиации является то, что в процесс вовлекаются все участники конфликта. Одним из отличий решения спора с привлечением посредника от формальной процедуры является то, что медиация работает не с позициями сторон, а с их интересами.

Чтобы сформировать позитивный вектор мышления у участников конфликта, посредник должен уметь «работать с вопросами», то есть акцентировать внимание не на событиях прошлого, а на настоящем и будущем, ведь от правильно поставленных сторонам спора вопросов в значительной мере зависит результат.

Эксперты отмечают: если стороны уже почувствовали на себе «яд» судебных заседаний, решить конфликт достаточно сложно, поэтому нужно прибегнуть к медиации на его начальной стадии.

Подводя итоги, можно с уверенностью сказать: процесс развода — это процедура, сложности которой заключаются в первую очередь не в юридических тонкостях, а в психологическом аспекте. Ведь дети достаточно часто «проектируют» вину на себя. Поэтому, определяя место проживания ребенка, следует исходить прежде всего из интересов последнего, а не из собственных эгоистичных соображений и приоритетов.