Закон і Бізнес


Черно-белая Фемида

Почему у нацменьшинств Туманного Альбиона мало шансов надеть мантию


№25 (1271) 18.06—24.06.2016
3868

Те, кто приходят работать в британские суды секретарями, когда-нибудь становятся судьями. И если дискриминация начинается при отборе на должность секретарей суда, то она перейдет и в высшую судебную власть, считают английские исследователи. В чью пользу делают выбор британские Комиссии по судебным назначениям и каковы последствия этого выбора?


С женщинами проще

«Это потому, что я черный!» – так могли бы ответить на вопрос о проблемах с трудоустройством в суды многие британцы. И судя по статистике, представленной британским Советом барристеров, они были бы недалеки от истины. Светлокожие заявители в три раза чаще могут устроиться на работу секретарями судов, чем кандидаты на эту должность из Африки, азиатских стран или другие этнические меньшинства, приводит статистику The Guardian.

Такие цифры озвучили в британском Совете адвокатов со ссылкой на результаты последних статистических исследований Комиссии по судебным назначениям. Подобная тенденция опасна: национальная картина судейского корпуса далека от того, как на самом деле выглядит современное британское общество.

Первые африканцы и азиаты-юристы присоединились к британскому сообществу барристеров давно – в 1850 и 1860 годах. Однако, как показала практика, разрешить проблему дискриминации по полу оказалось проще, чем справиться с расовой дискриминацией. Согласно докладу представителей Комиссии по судебным назначениям, число женщин на нижних ступенях карьерной лестницы судейского корпуса в последние годы существенно возросло: процент заявлений от женщин в общем числе заявлений — 38%.

В числе тех, кто оказался в шорт-листе номинантов на судейское кресло в прошлом году, оказалось 36% из подавших заявление женщин, 45% из числа которых в итоге получили рекомендацию. Показатель по присутствию на должностях этнических меньшинств выглядит менее оптимистично – и год от года не улучшается. Сейчас среди британских судей высоких судов только два выходца из Азии – Бобби Чима-Грабб, первая в Великобритании судья-женщина азиатского происхождения, и Сэр Рабиндер Сингх.

В Верховном суде страны таких людей нет вовсе.

Дискриминация на старте

Назначение на должность секретаря – как правило, первая ступень карьерной лестницы для тех, кто метит в судьи. Однако именно на этой стадии у представителей британских нацменьшинств и начинаются сложности. 

В общем числе претендентов на работу в суде представители нацменьшинств в прошедшем году составили 16%. Только 10% из этого количества попали в шорт-лист и лишь 9% из счастливчиков в итоге получили назначение. Сэм Мерсер, отвечающий в Совете адвокатов за вопросы равенства и разнообразия, констатировал: на каждой из стадий показатели представителей нацменьшинств были хуже, чем у их коллег с другим цветом кожи.

«Если вы белый юрист, который хочет быть секретарем, шанс получить должность — 1 к 10. Если вы принадлежите к меньшинству, то шансы сокращаются до 1 к 33», — сказал С.Мерсер. Другими словами, у белых заявителей шанс получить должность в три раза выше.

Суд не для всех

С 2012 года в Апелляционный суд, не говоря уже о Верховном, не получил назначение ни один представитель этнических меньшинств, делятся британские защитники интересов африканцев и азиатов, проживающих в Великобритании. Такой дисбаланс крайне опасен для судебной системы, уверены они: современный судейский корпус должен содержать в себе больше представителей тех сообществ, для которых он и работает.

В противном случае все, что ждет британский суд в недалеком будущем, – сбои в работе и дисфункциональность. «Диспропорция особенно страшна, поскольку около 30% из тех, кто предстает перед судом, – представители нацменьшинств», – отметил глава Общества чернокожих юристов Питер Герберт.

«Нам срочно нужно начать сотрудничество с организациями, работающими в юридической сфере и с правительством, чтобы выяснить причины такого искажения и принять меры для того, чтобы скорректировать ситуацию", — говорит С.Мерсер, отвечая на вопрос, как избавиться от этнического дисбаланса. Когда дело доходит до конкретных шагов, выход, по сути, предлагается один.

«Нужна позитивная дискриминация. Мы хотим, чтобы каждый кандидат из нацменьшинств проходил собеседование», — уверен П.Герберт. В противном случае, убежден он, система не изменится в ближайшие 50 лет.