Закон і Бізнес


Под этичную гребенку

«Только полноценная ответственность адвокатов — гарантия качества защиты»


Ю.Пилипенко: «Большинство адвокатов, участвующих в процессе по назначению, добросовестно выполняют свои обязанности ».

№24 (1218) 13.06—19.06.2015
ВЛАДИСЛАВ КУЛИКОВ, «Российская газета»
11944

Всероссийский съезд адвокатов принял решение о создании специальной комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам. Комиссия разработает единые для адвокатов всей страны стандарты профессии. Соответствующие поправки внесены в Кодекс профессиональной этики адвоката. О том, насколько эта новация поможет повысить качество защиты граждан, сделать ее реально полноценной, а не половинчатой, какое наказание может понести недобросовестный адвокат, а также о способах борьбы с «карманными» защитниками в интервью «Российской газете» рассказал президент ФПА Юрий ПИЛИПЕНКО.


«Коллеги-адвокаты всегда смогут определить, насколько профессионально осуществлялась защита»

Юрий Сергеевич, реально ли принять такие нормы, чтобы даже обычный клиент мог видеть, старается адвокат над его делом или защищает спустя рукава? 

Во многих странах есть стандарты, которыми должны руководствоваться адвокаты при оказании правовой помощи и в других ситуациях, связанных с профессиональной деятельностью. Они работают. Коллеги всегда смогут определить, насколько профессионально осуществлялась защита по тому или иному делу. Человек же может быть уверен, что при наличии стандартов дисциплинарное разбирательство будет беспристрастным и прозрачным.

— И где эти стандарты будут записаны?

Была идея прописать стандарты в Кодексе профессиональной этики адвоката. Не исключаю, что мы к этому еще вернемся. Но сначала надо разработать сами стандарты. Они могут быть разные: или рамочные, или вполне конкретные.

Например, могут быть стандарты ведения адвокатского дела, адвокатского досье. Здесь есть поле для детального регламентирования, требования могут быть жесткими. А есть сферы, где стандарты могут носить только общий характер. Например, уголовная защита. Здесь мы должны обойтись только рекомендациями принципиального характера.

— Будут ли наказывать адвоката за нарушение стандартов?

— В кодексе отсутствуют конкретные составы правонарушений. Каждый раз квалификационная комиссия и совет палаты решают, есть ли нарушения в действиях адвоката. Не исключаю, что в будущем нарушение стандартов сможет расцениваться в качестве основания для привлечения к дисциплинарной ответственности.

— Например, если адвокат допустил какую-то небрежность в ведении досье по делу клиента?

Предсказать заранее не могу. Но если нарушение стандарта приведет к нарушению прав доверителя, уверен, оно сможет рассматриваться как основание для дисциплинарного реагирования. В целом же, как мне кажется, именно работа над единым пониманием этики и выработка стандартов послужат укреплению единства адвокатуры.

«Проблема «карманных адвокатов» не носит характер эпидемии»

— На недавнем съезде адвокатов представители минюста довольно критично высказались по отношению к адвокатам по назначению. Помогут ли стандарты избавиться от так называемых карманных адвокатов?

Да, такие стандарты мы уже разрабатываем. Но должен сказать, что, во-первых, проблема «карманных адвокатов» не носит характер эпидемии: большинство наших коллег, участвующих в судопроизводстве по назначению, добросовестно выполняют свой профессиональный долг. Во-вторых, это не системная проблема адвокатуры, а ситуация, вызванная внешними причинами.

Здесь можно вспомнить, например, низкую оплату: я уже говорил, что 550 руб. за один судодень — насмешка над работой квалифицированного адвоката (около 220 грн., чуть меньше, чем в Украине — 30,45 грн./ч. или 243 грн. за 8 часов работы. — Прим. ред.). Но это отдельная тема.

Есть и другая грань проблемы: сговор, когда адвокат поддакивает следователю, возможен только при согласии обеих сторон. В некоторых регионах следователи и судьи даже создают «черные списки» адвокатов, всегда занимающих принципиальную позицию. И этих адвокатов никто не зовет работать по назначению.

Когда адвокатское сообщество начало бороться с «карманной» практикой, внедрять компьютерную систему распределения дел, в некоторых регионах доходило до скандалов. Например, в Ставрополе, когда адвокатура ввела электронную систему, прокурор даже принес протест.

Сейчас в ФПА создана рабочая группа, которая изучает опыт палат, внедривших такую систему (а их примерно половина от общего числа), и готовит рекомендации и единые программы, чтобы можно было распространить их на всю адвокатуру. Так что мы боремся с этим явлением и добьемся того, чтобы с проблемой было покончено.

— Тем не менее бывают ситуации, когда адвокат — не важно, по назначению или нет — сделал нечто вопиющее, на взгляд обычных людей. А его не лишают статуса. Не придется ли новой комиссии бороться еще и со старой привычкой защищать честь мундира? Или такой привычки нет?

Смотря кто как понимает честь мундира. Вряд ли наше сообщество заинтересовано в том, чтобы держать в своих рядах коллег, бросающих тень на адвокатуру в целом.

Но здесь есть и другая проблема. Помимо того, что отсутствуют единые подходы к дисциплинарной ответственности — она, по сути, сегодня является полуответственностью. Ведь лишенный адвокатского статуса юрист может продолжать практику даже на более выгодных условиях.

Он больше не связан этическими правилами и профессиональными требованиями, не подлежит дисциплинарной ответственности и подпадает под более льготное налогообложение. Поэтому часто советы региональных адвокатских палат не видят смысла в лишении статуса и ограничиваются предупреждением или замечанием.

— И как же стандарты, о которых мы говорим, смогут исправить эту ситуацию, когда защита в лучшем случае становится в суде полузащитой?

Считаю, что создание стандартов, выработка единых и жестких принципов ответственности адвокатов должны стать шагами к объединению практикующих юристов на базе адвокатуры. Если мы объединимся на основе адвокатского статуса, то все участники рынка юридических услуг будут находиться в равных правовых условиях и подчиняться единым стандартам. Тогда и ответственность станет полноценной, а граждане смогут быть уверены в качестве правовой помощи.

«За один и тот же поступок в одном регионе накажут, а в другом ни слова не скажут»

— Что побудило создать Комиссию по этике и стандартам именно сейчас? Раньше необходимости не было? Или что-то изменилось?

Известно, что у адвокатов есть Кодекс профессиональной этики, и это одно из серьезных завоеваний современной адвокатуры. Он был принят I Всероссийским съездом адвокатов в январе 2003 г., до того не было подобного документа с официально закрепленными этическими правилами.

В кодексе содержится также раздел, посвященный привлечению адвокатов к дисциплинарной ответственности. За прошедшие 12 лет наработана достаточно солидная дисциплинарная практика. Однако в некоторых аспектах понимание кодекса, а значит, и подходы к применению его принципов и норм, различаются. За один и тот же поступок в одном регионе накажут, а в другом ни слова не скажут, не увидев греха.

— Почему так?

Жалобы на адвокатов рассматриваются в региональных адвокатских палатах. Принятые там решения являются окончательными.

Федеральная палата, как бы ни относилась к тому или иному региональному решению, не может отменить его. А вырабатывать единые подходы к применению кодекса до сих пор было некому. В итоге начинает формироваться, условно говоря, московская, рязанская, казанская и так далее, по всей карте страны, практика привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности.

Но, поскольку укрепление единства — наша насущная потребность, то возникла необходимость в выработке общих подходов. Созданная комиссия как раз и нужна для того, чтобы подготовить рекомендации по применению кодекса профессиональной этики, сформировать его единое понимание в нашей корпорации.

— В прошлом году минюст подготовил проект, усиливающий роль адвокатского запроса. Предусматривается, в частности, введение административной ответственности за непредоставление информации по адвокатскому запросу. А недавно в Госдуму был внесен законопроект, также предлагающий наказывать чиновников за игнорирование адвокатских запросов. Как вы относитесь к такой инициативе?

Положения этого документа и законопроекта об адвокатском запросе, подготовленного минюстом, во многом сходны, но между ними есть и ряд различий. В настоящее время минюст при участии представителей ФПА и других членов межведомственной рабочей группы дорабатывает свой проект.

Мы планируем продолжить эту работу и приветствуем все инициативы, направленные на укрепление института адвокатуры и усиление состязательности процесса.

— Кстати, проект минюста предписывает в том числе и создать комиссию по этике и стандартам в ФПА. Когда было общественное обсуждение проекта, пункт, касающийся комиссии, вызвал неоднозначную реакцию в адвокатской среде. Звучали мнения, что это может поставить под угрозу независимость адвокатов. Но комиссия создана даже до принятия закона. Не ждете ли протестов от коллег?

Подтверждаю, что были разные точки зрения на законопроект. Но не это принципиально. Важно то, что коллегиальным исполнительным органом ФПА является ее совет, состоящий из 30 уважаемых представителей нашей корпорации, настоящих профессионалов.