Закон і Бізнес


Обжалование под охраной закона

КС не разрешил ходить по инстанциям и открыл перед нардепами новые горизонты


КС установил: решения по отдельным категориям дел, которые рассматривает вторая палата ВАС, апелляционному и кассационному обжалованию не подлежат.

№36 (1075) 08.09—14.09.2012
МАРИНА ЗАКАБЛУК
2101

Законом могут быть определены отдельные категории дел, по которым не предусмотрено апелляционное и кассационное обжалование решения. Так считает Конституционный Суд, который разрешил Высшему административному суду в некоторых случаях быть первой и последней инстанцией и открыл перед парламентариями новые законотворческие горизонты.


Проверка на соответствие

О праве на апелляционное и кассационное обжалование судебных решений говорят много и часто. Из-за того, что законодательные нормы нечетко выписаны (а часто — и «слишком категорически»), этот вопрос неоднократно становился предметом «конституционного исследования».

Дело в том, что в соответствии с Основным Законом одним из принципов судопроизводства является обеспечение апелляционного и кассационного обжалования решения суда, кроме случаев, установленных законом. Наряду с этим Конституция не содержит конкретных требований относительно оснований установления законом таких случаев — они определяются законодателями в процессуальных кодексах. Однако многие не соглашались с установленными правилами и ограничением в некоторых случаях права граждан на обжалование.

В частности, им не давало покоя то, что ВАС как суд первой инстанции рассматривает дела относительно установления Центральной избирательной комиссией результатов выборов или всеукраинского референдума, относительно обжалования актов, действий или бездействия Верховной Рады, Президента, Высшего совета юстиции и Высшей квалификационной комиссии судей, а также досрочного прекращения полномочий народного депутата.

Некоторые эксперты считали неконституционной статью КАС, в которой устанавливалась подсудность апелляционным админсудам как судам первой инстанции и ВАС как суду апелляционной инстанции дел о принудительном отчуждении земельного участка, других объектов недвижимого имущества, размещенных на ней, у лица-собственника по мотивам общественной необходимости.

В разное время 3 группы парламентариев обратились в КС, чтобы тот проверил на соответствие Основному Закону положений ч.4 ст.18, ст.1711, ч.1 ст.180, чч.2, 6 ст.1831 КАС и ч.1 ст.89 закона «О судоустройстве и статусе судей». Поскольку в трех ходатайствах поднимались вопросы о подсудности одних и тех же категорий админдел, Суд объединил эти производства в одно. 29 августа КС принял решение: данные положения гарантируют право на судебную защиту, не ограничивают его и являются конституционными.

Трансформация прав

С выводами КС не согласился Виктор Шишкин. В особом мнении относительно решения от 29.08.2012 судья указывает, что согласно положениям КАС в редакции от 6.07.2005 споры физических или юридических лиц с такими субъектами властных полномочий‚ как ВР, Президент, ВСЮ, ВККС по первой инстанции мог рассматривать соответствующий окружной административный суд, а апелляционной и кассационной инстанцией были апелляционный админсуд и ВАС.

После внесенных в КАС изменений ситуация стала другой: решения по делам относительно обжалования актов, действий или бездействия указанных субъектов властных полномочий стали окончательными и неподлежащим обжалованию. «Таким образом‚ имеет место сужение содержания и объема гарантированного чч.1, 2 ст.55 Конституции права на судебную защиту прав и свобод человека путем лишения права на обжалование в суде решений, действий или бездействия субъектов властных полномочий», — считает В.Шишкин.

К тому же, урезав права, законодатель нарушил предписания ч.3 ст.22 Основного Закона: «При принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод».

По мнению В.Шишкина, мотивация решения КС, где речь идет о том, что ВР имеет право законом изменять раньше установленную процедуру судопроизводства, не является убедительной, «поскольку это ее право не является абсолютным — оно ограничено положениями Конституции, которые устанавливают ей границы возможного».

С судьей согласны и некоторые эксперты. Они считают, что это решение, во-первых, открыло новые законодательные горизонты перед обладателями мандатов, во-вторых, ввело парадоксальное правило: даже при отсутствии критериев установления «ограничения права на обжалование» его можно ограничивать.

Получается, что решение КС открыло «шлюз» законодательной фантазии (а она у нардепов богатая) и позволило парламентариям на собственное усмотрение решать, можно или нет обжаловать то или иное решение в апелляционном либо кассационном порядке. И это касается не только дел относительно обжалования актов, действий или бездействия субъектов властных полномочий.

Главное, указал КС в своем решении, чтобы законодательное регулирование вопроса апелляционного и кассационного обжалования с целью обеспечения прав и свобод человека и гражданина отвечало требованиям Конституции, в первую очередь принципу верховенства права. А в нашей стране порой любое ограничение можно поставить в правовые рамки и наделить его статусом неприкосновенного.